Четверг, 29.06.2017, 06:41 Приветствую Вас Гость | RSS


 
Ивановская волость

» Меню сайта

» Авторизация на сайте

обучение быстрому слепому набору на клавиатуре



главная история галерея библиотека шелз словарь форум

История


Главная - История - Царицынский уезд - Царицынский уезд (статья из Историко-географического словаря Саратовской губернии)


предыдущая    1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    следующая

Царицынский уезд

Второю характерною особенностью Царицынского уезда является то, что летние дожди здесь почти всегда идут полосами и сопровождаются обыкновенно сильными грозами, которые непродолжительны, но отличаются бурным характером и нередко сопровождаются градом. Грозе, почти постоянно, предшествуют вихри: туча еще далеко, в воздухе наступает тишина, и вдруг закрутится пыль в одном, в другом месте, столбы ее увеличиваются все более и более, вытягиваются винтом к облакам и быстро несутся по земной поверхности; мгновенно после этого налетает туча, начинаются раскаты грома и хлынет ливень. Пройдет четверть часа и туча уже скрывается за горизонтом и снова яркое солнце горит на совершенно безоблачном небе.

Отличительная особенность здешних зим — восточные ветры, приносящиеся из громадных степей Заволжья и почт неумеряемые прибрежными горами, производящие бураны и метели, столь характерные для здешних степей. Беда едущему летом ли во время вихря, грозы и ливня, или зимою во время мятели. В первом случае, ежели на пути имеются балки, то путника или может затопить стремительно и глубоко несущийся по ним поток, и ему приходится ожидать пока сбежит вода: балки в Царицынском уезде имеют довольно крутой уклон, что делает внезапную прибыль воды особенно стремительной, уносящей и ломающей все на своем пути. Во втором случае — зимою, путник рискует сбиться с дороги, не достичь селения, замерзнуть или быть съедену волками, которых здесь много. Так однажды, заплутавшийся во время метели полицейский урядник был съеден волками весь, и только сапоги с частью ног да шапка указали на его печальную участь.

Царицынский уезд отличается довольно суровою зимою, хотя и не продолжительною, с незначительным количеством снега, и продолжительным знойным и сухим летом. Общая черта всех времен года — частые и резкие перемены температуры и других метеорологических явлений. Волга у Царицына вскрывается обыкновенно во второй половине марта, между 15—20 числами; Иловля же и другие речки — на неделю раньше.

В прежних лесах здешних и вообще в этой местности водились кабаны, сайгаки, дикие козы и вомножестве пернатая дичь. Существовал в 1739 г. указ о присылке ко двору Царицынским и Саратовским воеводами означенной дичи. Теперь кабанов, сайгаков (см. это слово) и диких коз нет, существуют лишь волки, лисицы, хорьки, норки и вомножестве зайцы, а также миллионы сусликов (см. это слово) — эти бичи [1113] сельского хозяйства5; по рекам и лесным порослям и теперь много всякой пернатой дичи; попадаются болотные и озерные черепахи; иногда появляется саранча. Но чего особенно много в Царицынском уезде, так это — куропаток; выведшиеся на нагорном (правом) берегу Волги, они ежегодно, начиная с сентября, переправляются несметными стаями через Волгу в Заволжье в Царевский уезд, где ловили их в таком громадном колпчестве, что бывало на Царицынских базарах можно было видеть целые воза их. Промышленники и крестьяне прибрежных деревень, во время этого перелета, собираются к берегу Волги, к пунктам переправы птиц и разставляют в разных местах берега сети, обыкновенно занятые у рыболовов; таким образом целые стаи куропаток «кроются» разом этими сетями. Стая, приближаясь к реке, опускается ближе к земле и, через гребень высокого нагорного берега, тянет уже на высоте нескольких аршин, причем стабунившаяся птица не замечает ловушек, разставленных Царицынскими хищниками. Куропатки тянут через Волгу в первые часы разсвета; завидя налетевшую стаю, промышленники хватаются за веревки, привязанные к вершинам крайних шестов и в тот момент, когда стая с розмаха ударяется в сеть, роняют на нее разставленные тенета — «кроют» попавшую птицу и проворно давят ее. Прорвавшихся случайно на левый луговой берег Волги куропаток ждут новые охотники и тоже ловят их подобием рыболовных снастей, с громадным по средине вентерем. С введением в действие нового закона об охоте, истреблять куропаток таким хищническим способом уже опасаются.

Старина здешнего края. Бывший Саратовский губернатор генерал-лейтенант А. И. Косич, в адресе на имя Императорского Московского Археологического Общества выразился: «Саратовская губерния представляет глубочайший интерес как в археологическом, так и географическом отношениях. В ней сохранились следы древнейшей жизни края, кости допотопных животных и интересные остатки давних поселений. Здесь остался глубокий след Великого Петра, здесь ураганом прошел Пегачев... и проч.», заканчивая эту речь так: «Край этот все таки terra incognita, он менее изследован, нежели, например, — Тибет и Монголия». Слова А. И. Косича совершенно справедливы. О временах давно мннувшиих нам свидетельствеют лишь случайный находки в земле костей допотопных животных, предметов орудий и быта до исторического человека, да отрывочные и сбивчивые показания древних писателей, в которых очень трудно разобраться. [1114]

Наш край, в древнейшие времена, был местом брожения арийских выходцев чрез Уральские ворота, пролагавших себе дорогу на новые места поселений. Это был пункт, на котором определялся их дальнейший путь. Часть их осталась здесь и сделала Волгу — торговой рекой. Этот край был местом, где Европа и Азия столкнулись грудь с грудью в этнографической, политической и культурной борьбе.

В Царицынском уезде кости допотопных животных находили: 1) Сарептский житель Кноблох, чрез рыболовов, выловил в Волге целую их коллекцию и между прочим череп Еласмотерия; эти кости представлены им в С.-Петербургский зоологический музей академии наук; 2) Против с. Караваинки, на левом берегу Волги, у с. Быковых хуторов, в 1888 или 1889 году, при спасании лошади, упавшей в Волгу, неводом вытащен остов мамонта, почти в целом виде; где эти кости — неизвестно; 3) В р. Волге, версты 2 выше Царицына, найдена лобная часть костяка — Bospriscus; хранится в музее Саратовc. архивной комиссии; 4) Близ дер. Оленье, Песковатской волости, Царицынс. уез., найден в круче обмытого оврага костяк головы с частью рогов — Cervusalces, который хранится там же; 5) В 1874 г. прислан из Царицына и хранится там же костяк лобной части головы тура. В соседнем Камышинском уезде были находимы кости и других представителей допотопного животного царства. А так как в эпоху мамонта, сибирского носорога и других обитал и человек, то конечно интересно установить, оставил ли он в нашем крае, какия либо о себе доказательства?

Предположение, что и в нашем крае в эпоху мамонта жил человек, подтверждается случайными находками орудий из камня. В Царицынском уезде около села Стрельной, Песковатской волости, находят стрелы из красной меди, а близ села Чухонастовки, Романовской волости, у Венцевой горы, в промоине, найден каменный молоток темно-чугунного цвета. Надо полагать, что и в здешнем уезде обитали люди, в глубокой, до исторической древности.

Перейдем к историческим свидетельствам о нашем крае: Греческий историк Геродот в V веке до Р. Хр. застал в низовом Поволжье культуру железного века, населяя эту страну Скифами, вытеснившими ранее здесь живших Кимеериан. Скифы были известны Грекам в VII, VI и V веках до Р.Хр. потому, что они вели между собою торговлю, притом же у Греков, в устьях реки Дона (Танаис) была в то время самая северная их колония. Скифы были народом кочевым и жили между Волгою и Доном6. В то время торговый [1115] путь древних купцов от Азовского моря в среднюю Азию пролегал по Дону, приблизительно до нынешней Качалинской станицы, а оттуда волоком до нынешнего посада Дубовки, и далее вверх по Волге. В половине VI века до Р. Хр. Персидский царь Дарий Гистасп прошел Скифию, вторгся в их страну, сжег деревянный город Гелон, но должен был возвратиться без успеха. [1116]

Аорсы7 жили в доль Тинаида (Дона) там, где у Геродота показаны Савроматы, т. е. между Доном и Волгою. Сираки — на р. Ахирден, т. е. по Кубани. Аорсы верхние занимали те же самые места, которые занимали в V веке Будины, Фиссаготы и Ирки Геродота; они управлялись царями и жили очень богато. В войну Фарнака с Митридатом (Босфорские цари) Аорсы выставили Фарнаку 500.000 конницы; война закончилась в 64 г. до Рожд. Хр. — Будины Геродота и Аорты Страбона — один и тот же народ. Болгары и Буртасы — вероятно они же Будины и Аорсы. По свидетельству Армянского историка Моисея Хоренского в дни царствования царя Армака (между 127 и 114 годами до P. X.) Булгары пришли в землю Армян. Никифор Григори производит слово Болгары от реки Булги: «к северу за Истром (Дунаем) есть земля, на которой протекает не малая река; туземцы называют ее Булга, от нее получили имя и сами Булгары8), (которые по своему происхождению должны быть Скифы)».

Буртасы были праотцами нашей Мордвы и населяли наши края в самом начале X века по P. X.9 по словам арабских и персидских путешественников (Ибн-Даста, Масуди, Эль-Бальхи и др.); по их указаниям страна Буртасов находилась от столицы Хозарского царства — города Итили (близ ныпышней Астрахани) вверх по Волге на 17 дней пути до границы Болгарского царства. Святослав, ходивший на Хозар, разгромил в 968 г. Буртасов и заставил их разбежаться в разные стороны; он взял Саркел или Белую Вежу, хозарский город на берегу Дона (где теперь Качалинская станица). Руссы делая свои нападения на Хозар обыкновенно переволакивали свои суда с Дона на Волгу, приблизительно там, где теперь посад Дубовка. Писатели X века Ибн-Даста и Эль-Бальхи говорят, что Буртасы жили в деревянных домах и имели 2 города Бертас и Саван, как говорит Этриси [1117] в XII веке. Якут говорит, что Буртасы живут по берегам Итиля (Волги).

XII век был разцветом волжской торговли и вместе временем ближайших сношений поволжья с закавказьем и закаспийским азиатским миром. С появлением монголов в XIII столетии низовое поволжье стало уже поневоле хорошо известным русским и с тех пор может начаться история Царицынского уезда и вообще Саратовского края, занимающего пространство в 74,000 квадратных верст. Почва Саратовской губернии вообще и Царицынского уезда в частности хранит в себе молчаливые остатки старины, ожидающие научных изследований.

Татары. В 1224 г. пришла неожиданная весть южно русским князьям, что в степях задонских явился какой то новый народ, который избивает Половцев; князья двинулись в степь с своими ополчениями: на берегах Калки (р. Кальмиус, Екатеринославской губ.) произошла битва с татарами и русские были разбиты на голову. В 1235 г. внук Чингисхана Батый отделился от радичей своих и, с разрешения старшего хана Угедея, двинулся из Монголии на запад, для завоевания новых народов. С Батыем шло не войско, а целый кочевой народ в несколько сот тысяч человек. с своими семьями, кибитками, заменявшими жилища кочевнпков, с несметными стадами верблюдов и овец, с табунами коней; в состав этого народа входили кочевники трех различных племен: Манджурского, Монгольского и Тюркского, называвшие себя одним общим именем Татал, откуда и взялось русское название татары, и подчинявшиеся власти хана. Повоевав в 1237 году волжских Болгар, татары явились в пределах Рязанского княжества. В 1238 году произошла решительная битва на р. Сити, отдавшая Русь в руки монголам, которые стали кочевать, большую часть года, между Волгою, Доном и Кавказскими горами, а также между Доном и Днепром, собираясь на зиму около ханской ставки, в главном зимовье орды — Сарае, (близ нынешнего Царева, Астраханской губ. на восточном берегу Ахтубы). Сюда то ханы Золотой (или Кипчакской) Орды стали призывать к себе русских князей (Всеобщ. истор. профессора О. Иегера. под редакц. П. Н. Полевого, 1894 года, т. II). Это то новое царство, заставлявшее в XIII и XIV веках содрогаться от ужаса сердце русского че.ювека при одном слове — "татарин", раскинулось на обширном пространстве низового поволжья и обильно усеяло берега Волги городами, как показывают карты атласа Каталонского (1375 года) и братьев Франциска и Доминика Пицигани (1367 г.).

С самого начала владычества монголов на Руси, в столицу их — Сарай по необходимости часто являлись Русские, из коих некоторые там даже селились, основав русскую колонию. В княжение Александра киевского русский Митрополит Кирилл [1118] исходатойствовал у хана Золотой opды Берке позволение основать в Сарае православную епархию и в 1261 году поставил в Сарае первого епископа Митрофана, подчинив его преемнику Феогносту в 1269 г. и древнюю Южно-Переяславскую епархию. Эта, соединенная из двух, епархия получила название Сарайской и Подонской. Во второй половине XV века, когда с разрушением Сарая и падением Золотой орды, эта епископия была фактически упразднена, ее епископы переведены в Москву на Крутицы и получили в управление новые места, входившие в состав нынешних Орловской, Тульской и Смоленской губерний, хотя и продолжали называться не только Крутитскими, но и Сарайскими и Подонскими. Крутицкая епархия была упразднена лишь в 1768 году. (См. Сарская эпархия).

Посол Французского короля Людовика Святого, Вильгельм Рубруквис, проехавший в 1253 и 1254 годах берегом Волги до Астрахани, нашел поселок на месте нынешнего Саратова10 и 3 города в самой нижней части Волги от волока (нынешн. Дубовки) до Каспийского моря — Сарай, Сумеркент и Астрахань. Все Поволжье до Болгарии представлялось ему здесь в виде пустыни, населенной лишь кочевыми, промышлявшими разбоями, инородцами и даже русскими. По словам Рубруквиса, еще до 1253 г. между татарскими становищами были основаны Батыем русские поселения на Дону и Волге, содержавшие перевозы для торговых и дипломатических сообщений. В том же путешествии он указывает, что находил в южных степях на курганах каменные статуи (по нынешнему — «бабы)» с лицем, обращенным на восток, держащие в руках чаши у пупа.

Во второй половине XIII века в нижнем поволжье возникло могущественное Золотоордынское или Кипчакское царство, которое приняв вскоре ислам и войдя в сношение с арабами, насадило здесь мусульманскую цивиилизацию, построило города, из коих Сарай мог соперничать по величине, богатству и религиозному значению, со многими древними городами востока, и вызвало живые дипломатические и в особенности торговые сношения не только с мусульманским востоком, но и с христианским западом. Большой Сарай и Новый Сарай, при верховье Ахтубы, близ нынешнего города Царева (на урочище Царевы Пады) был столицею Золотой орды; но был еще Старый Сарай — находившийся у нышешнего села Селитряного, на нижней части Ахтубы, в 110 верстах выше Астрахани. По известиям западных писателей XIII века — татары кочевали по обоим берегам Волги. [1119]

Между западными путешественниками первое меcто занимали всесветные торговцы того времени — граждане Генуезской и в особенности Венецианской республик. Устроив свои колонии не только в Крыму, но и по окраинам Черного и Азовского морей, еще до нашествия монголов, они открыли торговые сообщения по водяным путям с своими новыми соседями: по Днепру достигли Киева и торговали с Русью; по Дону, на устье которого стояла их колония город Тана и через волок достигали Волги и по ней и по Каспийскому морю вели обширную торговлю с татарами и персами (шелковыми изделиями) и даже достигали самых крайних пределов востока. Венецианцы Никало и Матео Поло, посетившие в 1267 г. (по мнению Френа) город Укакка на Волге и знаменитый сын первого Марко описал это путешествие в разсказе о своем 24 летнем странствовании по востоку.

Арабский писатель географ Абуль-Феда (1331 года) говорит, что Укек есть пограничный город царя Татарского со страною Беркетов (Буртасов), которые не в далеке от него. Степенная книга и Рубруквис (в 1253 г.) населяют Саратовский край мордвою, которую Рубруквис называет—«Мохеl» (Мокша); близ них жил народ «Merdas» или «Merdes» - мордва. Буртасы следовательно те же мордва племени Мокши. Сильному истреблению и ограблению подверглись Буртасы в 1395 году в поход Тамерлана на Золотую орду и Русь (до Ельца).

Наши писатели упоминают, что в 1361 г. Мамай пришел в «наручатьску страну» — нынешнюю Пензенскую губернию.

Сохранились две карты, составленный западными путешественниками ХIV века: первая по времени и лучшая составлена в 1367 году венецианцами Франциском и Домиником Пицигани, вероятно торговцами и ради торгового плавания; вторая — составляет часть известного Каталонского атласа 1375 года и имя автора ее неизвестно. Обе изданы в России в 1873 г. профессором Новороссийского университета Бруном. Вторая карта отличается гораздо меньшей подробностью и может служить лишь некоторым дополнепием и объяснением для первой. В то время, по мнению Бруна, Каспийское море соединялось с Аральским посредством реки Аму-Дарыи. Волга называлась Едиль, до впадения же в нее Камы у Пицигани названа — Tirus, у Марко Поло у города Укакка — Tigris. И оба означили на ней между прочим город Tifer (Тверь). При слиянии Камы с Волгой, на карте Пицигани поставлен безъинменный город, на Каталонской же карте назван Костромою. Затем следуют города: Болгар (Borgar). Абухимское городище, в 30 верстах ниже Симбирска (Arabuh), Samar, Iechahi [1120] (Увек или Укек) и "Civetas regio» d'sara (Сарай). Расположенный противу Самары город "ho mayram", по своему положению, соответствует каменным развалинам татарского города близ села Старых Костычей, описанных еще академиком Лепехиным. Близ, или на месте нынешнего Саратова нанесены два становища с необяснимыми названиями: becosi и lotresсh (из которых последнее напоминает — Латрык), а ниже их город — yolachi, напоминающий турецкое слово «яйлак» — летнее становище, или «Улеши» — так называется местность близ Саратова; по свидетельству Рубруквиса, в его время, здесь находился весьма обширный и с богатым дворцем летний стан Батыя, выше которого хан никогда не поднимался. Ниже показаны — Berсiman и Tortanli, из коих первый хотя н означен на карте Пицигани на Дону (Таnay), но по Каталонской карте он помещен на Волге в районе волока (т. е. около нынешнего посада Дубовки); здесь же, под именем — Бельджамена, помещает его и Абульфеда в своей географии 1321 года11; на позднейшей карте Фра-Мавро (1459 года) несомненно он же назван именем — Belеimen12. Развалины зтого города сохранились доселе в каменном городище в 3-х верстах к северу от Дубовки. Город Tortanlli, по своему относительному положению, соответствует еще недавно существовавшему большому городищу, с каченною стеною и фундаментами зданий, между деревнею Мечеткой и хутором Нижней Мечеткой, Ерзовской волости, Царицынского уезда, в 10 верстах от г. Царицына на север на самой Волге13. [1121]

На левом берегу Волги показаны на этих картах города — Кавасо и Кавапсо, по своему положению соответствовавшие нынешним селам Царевского уезда Верхней, Средней и Нижней Погромным, о нахождении коих, или покрайней мере одного из них, на месте древнего города свидетельетвует самое их название. Город Tanice невольно напоминает о какой либо казачьей станице в районе волока, как Iorcasi (на правом берегу) напоминает Черкасов.

Кроме всех этих городов, как свидетельствуют не сомненно данные, существовали внутри нашего поволжья и другие укрепленные города и простые поселения и становища. Недавно еще существовали развалины древнего каменного городища близ села Городища, Ерзовской волости, Царицынского уезда. О том же свидетельствуют и встречающияся иногда в архивных документах конца XVII и начала ХVIII веков указания на каменные городища, служившие в то время живыми урочищами при отводе земельных дачь.

В 1395 году нашествие Тамерлана на Золотую орду и Русь (до Ельца) повело за собою, вероятно, разрушение всех поволжских городов: свидетель—очевидец этого нашествия и биограф Тамерлана восточный писатель Ибн Арабшах упоминает о разгроме всего Кипчакского царства, называя разоренные города: Сарай, Сарайчук и Хаджитсухан (Астрахань). Следовательно с 1395 года наш край представляется опустошенной и безлюдной степью — на долго14.

Венецианский посланник в Персию Контарипи ехал в 1476 году из Астрахани в Москву берегом Волги до переволока (нынешней Дубовки) и потом на Рязань: он нашел в этой местности ужасные и обширные пустыни без дорог и жилья (Царицынский, Камышинский и Балашевский уезды). Между тем известный ориенталист, казанский историк Шерефетдин Булгари, в своей истории Болгарского царства, писанной в 1551 году (958 г. гиджры) между многими поселениями, существовавшими уже до 1504 года, называет: Синбирь, Алатур, Сара-тау [1122] и Сарычин, и говорит о шейхе Касиме; и других проповедниках, живших до 1504 г. и учивших, как в этих поселениях, так и приходивших из них многих людей в Казань.

Курбский, в 1552 году, проходя нашим краем выразился: «изыдохом на великое дикое поле.» В 1614 году писали: «дороги на Дон из Самары степью никто не знает».

В XVII веке низовое поволжье (ко времени русской колонизации) оставалось никем необитаемым и представляло "дикое поле". Между тем, посетивший в 1769 году наш край, академик Лепехин говорит, что Царицынские стени были «унизаны развалинами каменных строений» и что «о развалинах ничего сказать не может, ибо ни одна из них никакого не имела подобия прежнего своею вида, но все были разсеяны по степи и составляли небольшие груды кирпичей».

Названия урочищ служат памятниками пребывания татар в нашем крае. Восточный писатель Ибн Арабшах указывает, что татары Золотой орды были многих, различных между собою, племен, говоривших различными наречиями и что даже в начале XV века между ними были еще идолопоклонники, насыпавшие над своими покойниками Курганы. (Ф. Ф. Чекалин).

Находки в Камышинском и Царицынском уездах, заключающиеся главным образом в монетах15, определяемых специалистами ко второй половине XIII века и первой половине XIV, свидетельетвуют, что только в течение 150 лет наш край судя по монетам, был заселен городами, улусами и становищами. Отсутствие находок, относящихся к позднейшему времени, говорит, что край этот затем был разорен и опустошен.

В известиях Императ. Русск. Геогр. Общ. 1889 г., вып. 1, приложена карта России, составленная по автографу царевича Феодора Борисовича Годунова, Гесеелем Герардом 1614 г.; по этой карте, на правом берегу Волги, ниже Свияжска и Казани показаны три города, Тетюш, Саратов и Царицын, и еще на Дону стоит Донской городок. Прикащик английской торговой компании Хр. Борроу, проезжавший по Волге в 1579 году, не указывает между Казанью и Астраханью ни одного значительного поселения, хотя между переволокой и Астраханью он насчитывает шесть караулов. У В. О. Ключевского находим следующие слова. «При сыне Иоанна Грозного явились на Волге города: Шанчурин, Саратов, Переволока, Царицын», а когда — профессор не говорит. По Г. И. Перетятковнчу известно, [1123] что Царицын построен в 1589 году и что все административные распоряжения, касающиеся местностей близких Саратову, на кануне 1590 года идут из Царицына.

Царицынская летопись: XVI век. в 1589 году основан город Царицын и, как надо полагать, на острове против устья р. Царицы (в настоящее время острова против устья Царицы не существует: не Сарпинский ли ото остров, немного ниже нынешнего города). Когда произошло перенесение города на правый берег Волги — неизвеетно, причиной же перенесения было, как говорит предание, то что остров весною заливался водою. В «Трудах» Саратовской Архивной Комиссии говорится, что в 1589 году Воевода Григорий Засекин с товарищами отпущен был из Казани с судами «на переволоку» для лесной возки; в грамоте, данной ему, между прочим говорится: «и как даст Бог город и острог сделаете, то суда отпустит в Астрахань». Путешествовавшей по Волге Адам Олеарий в 1636 г. нашел Царицын на правом берегу Волги, на холме: «построен в форме паралеллограма, с 6-ю больверками и башнями и заселен одними стрельцами, которых в нем живет 400 человек; они обязаны держать стражу против татар и казаков и служить охраной для проходящих мимо судов.» Олеарий, в 7 верстах выше Царицына, видел на правом берегу развалины города. От бывшей крепости Царицынской, на правом берегу и сейчас сохранились следы в самомь незначительном виде на крутизне берега, в юго-западе ог церкви Иоанна Предтечи; а около Покровской церкви, на юго-восток, сохранился остаток вала.

В 1590 г. волжcкиq атаман Микита Болдырь «изымал» Треню Щеголева, разбойничившего на р. Медведице, и привел его в г. Саратов. В том, же году, как говорят акты исторические, уже существовало волжское казачье войско в 1000 человиж, несшее сторожевую службу.

В 1591 г. пиcан наказ астраханским воеводам Сицкому и Пушкину, в котором говорится, что соляные возчики и другие волжские судовщики били челом Федору Иоанновичу по все годы, что в Астрахани, еще раньше проворовавшегося воеводы Троекурова царские чиновники, воеводы и всякие дьяки н подъячие суда возчиков задерживают всячески и для того де суда их с солью и с рыбою до заморозов на верх не выходят, мерзнут де и на Волге, меж переволоку и Саратова, а иные меж Саратова и Самары, а ближние меж Самары и Казани, а до Казани некоторые суда с солью и с рыбою не всходят. (Саратовскин Край, выпуск 1, 1893 года).

В 1596 г. была первая народная перепись в Саратовcком крае.

1597 год: "А в новом городе на Царицыне острове воевода князь Иван, княжь Михайлов сын, Елецкой, да Василий [1124] Борисов сын Сукин, да голова Ильи Степанов". (Труды Caратовс. Архивной Комиссии).

XVII и XVIII века: В 1602 г. учреждена Астраханская епархия, начиная от Саратова. Первый архиепископ Астраханский Феодосий, возвращаясь из Москвы, заболел в пути и умер в г. Царицын 18 декабря 1607 года. В 1602 г. воеводами в Царицыне были Василий Овцын да Андрей Шерефединов.

В 1603 г. Степан Какыш, посланник римского императора в Персию, проехавший по Волге, кратко называет между Казанью и Астраханью три пограничный поселения: Самару, Саратов и Царицынь. (Поволжье Ф. Ф. Чекалина).

В 1606 г. бурлак Илейка называет себя царевичем Петром и с 4000 вольницы грабит на Волге.

в 1609 г. между волжскими (воровскими) казаками появились 3 самозванца: один из иих Август назвался сыном, а другие два Осиповик и Лавер — внуками царя Иоанна IV. Казаки умертвили Осиповика, а два дугие повешены Лжедмитрием II.

С 163О г. гарнизон Царицына состоял лишь из 350 человек; управлялся одним воеводою и одним головою.

В 1634 г. в степное Заволжье переселяется из Азии, через р. Яик, новая кочевая орда Калмыков.

В 1636 г. путешествует по Волге, состоящий при Голштинском посольстве, Адам Олеарий, оставивший описание Московии, Волги и Персии с большим количеством рисунков.

В 1649 г. Калмыки воюют, разоряют города и уезды, села и деревни жгут, людей побивают и «в полон емлют».

В 1661 г. ловят в Царицыне черного дьякона Сильвестра, вместе с чернецем Иосифом и дьячком Алешкой. Они занимались списыванием для гулящих людей богоотступных раскольнических писем. В то время и в Царицын проник ужe раскол. Многочисленные шайки вольницы, то бродили по степям, то рыскали на лодках по реке, наводя страх на мирных жителей. В памяти еще у поволжан были отчаянные головы, как Ермак Тимофеевич (впоследствии покоритель Сибири), Андрюшка Голощап и другие, долго злодействовавшие по Волге с XVI века.

В 1664 г. освящена в г. Царицыне Иоанно-Предтеченская каменная церков женского монастыря, построенная первыми насельниками г. Царицына; около церкви было несколько келий для монахинь.

В 1672 г. Саратовский воевода Федор Иванович Леонтьев, узнав, что воровские казаки собираются на Дон для грабежа на Волгу и в понизовые города, посылает Фадея Левашева с Саратовскими служилыми людьми, в двух легких струга проведаг про тех казаков и пишет в г. Царицын [1125] Дмитрию Свищеву, чтобы тот подавал ему вести без замедления.

С 1669 по 1671 г. свирепствует по Волге Стенька Разин. До 1665 г. Разин был образцовым Донским казаком; осенью 1666 г. он, с двумя братьями своими, был в Польше в армии князя Юрия Долгорукова. Осенью казаки стали проситься домой и когда князь не пустил их, то они, по уговору одного из атаманов, ушли самовольно. Долгорукий догнал их и немедленно повесил своевольного атамана, который был братом Степана Разина. Тут то в Стеньке все переменилось: ему стало ненавистно Московское государство и он стал мстить за смерть брата. Река Дон во второй половине XVII века представляла собою местность, куда стекалась всякая голыдьба и бурлаки—беглецы Московского государства, составляя вольницу, жившую набегами на соседних иноверцев турок, татар и калмыков. Стенька набрать из них огромную шайку, отправился на Волгу и затем на Каспийское море, где грабил Персидские побережья и суда до 1669 года. Разин явился в Астрахань на судах с шелковыми парусами и несметным богатством. И. И. Костомаров так описывает Разина: «Стенька был человек чрезвычайно крепкого сложения, предприймчивой натуры, гигантской силы, порывчатой деятельности, своенравный, столько же непостоянный в своей деятельности, сколько упорный в предпринятом раз намерении, то мрачный и суровый, то разгульный до бешенства. То преданный пьянству, то готовый с нечеловеческим терпепием переносить всякие лишения. В его речах было что то обоятельное; дикое мужество отражалось в грубых чертах лица его, слегка рябоватого; во взгляде его было что то повелительное: толпа чувствовала в нем присутствие какой то сверхъестественной силы, против которой не возможно было устоять и называла его колдуном. Жесткий и кровожадный, он казалось не иимел сердца, ни для других, ни для самого себя, чужие страдания забавляли его, свои собственный он презирал. Он был ненавистник всего, что стояло выше его; закон, общество, церков - все что связывает личные побуждения человека, все попирала его несокрушимая воля. Для него не существовало сострадания». (Историч. Вестник, 1895 г., ноябрь). С 1 октября 1669 г. Разин пробыл около месяца в г. Царицыне. 20 июля 1670 г. вечером он взял приступом Астрахань, причем жестокость его неимела границ: защищавшихся он мучил, придумывая неимоверные пытки, так напр. женщин он приказывал начинять порохом и взрывать. После этого им без боя взяты Саратов и Самара, но под Симбирском шайка его была разбита и сам он бежал на Дон. Там, в Кагальнике, его поймали домовитые казаки и 6 июня 1671 г., в Москве, топор палача обуздал этого изверга (Историч. Вестник, 1895 г., ноябрь). Брат его Фролка, привезенный с ним для казни, заявил «слово и дело Государево» — смерть его была [1126] отсрочена и он стал говорить о каком то кладе, место которого он знает. (Разбои и клады низового поволжья, рукопись А. Н. Минх, хранящаяся в Императорском Русск. Географ. Общ.; Волга, изд. общ. Самолет 1862 г., Н. И. Боголюбова; Родная старина, Сиповского; Саратовское Поволжье Ф. Ф. Чекалина. 1892 г.; Историчес. очер. г. Саратова, 1848 г., Леопольдова; Историч. оч. г. Саратова, 1891 г., А. И. Шахматова).

После Разина, Царицын тревожили донские казаки Василий Булавин с Игнатием Некрасовым: они два раза нападали на город и во второй разь, не смотря на примерное мужество царицынцев, взяли город, где многих и коменданта казнили; воийско, подоспевшее из Астрахани, выгнало разбойников из Царицына.

предыдущая    1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    следующая

Главная - История - Царицынский уезд - Царицынский уезд (статья из Историко-географического словаря Саратовской губернии)





Рейтинг@Mail.ru
Сайт создан: Создание и поддержка сайтов органов местного самоуправления в 2010 году
СОЗДАЙ свой сайт САМ

село Малая Ивановка
Волгоградской области,
Россия, 404023, e-mail: shels@pochta.ru

Все материалы (файлы) представлены исключительно для ознакомления и не должны использоваться в коммерческих целях. После ознакомления удалите со своего компьютера материалы (файлы), взятые с сайта. Все материалы (файлы) представленные на сайте были отсканированы и присланы посетителями данного ресурса. Достоверность представленной информации не гарантируется. Вся информация выкладывается "как есть" (в том виде, в каком была прислана). Если в оригинале документа присутствовал знак защиты авторских прав ©, удаление данного знака лежит целиком на совести лица, приславшего материал. При выявлении таких документов, они будут незамедлительно удалены. Если вы являетесь правообладателем и считаете, что размещение материала (файла) на данном рессурсе нарушает Ваши авторские права, то пожалуйста свяжитесь с администрацией сайта и данный файл будет незамедлительно удалён.