О. Иваненко СОСУЛЬКА

(Сказка)

Утром снег сверкал и искрился так, будто зима полными пригоршнями разбросала весёлые блёстки.

Красавица-сосулька переливалась всеми цветами радуги на солнце. Она висела у края старой водосточной трубы большого дома.

— Вы, наверно, из драгоценных камней? — спросила с уважением синичка.

«А может быть, она сладкая, как конфета»,— подумал мальчик, который шёл мимо. Ведь всем маленьким детям сосульки кажутся сладкими, и им хочется их пососать.

Он схватил палку и стал кидать ею в сосульку.

Но как испугались деревья и птицы и больше всех сама водосточная труба, которая очень боялась, что мальчик попадёт нечаянно и в неё! Кроме того, она считала, что сосулька очень украшает её.

Вдруг — тр-рах! Мальчик попал в сосульку, она отломилась и упала.

— Моя сосулька! Моя сосулька! — радостно закричал он и схватил сосульку руками без рукавичек.

Рукавички он снял, потому что ему было неудобно бросать палку, да и жарко — руки его стали совсем тёплыми.

Мальчик поднёс сосульку ко рту и хотел было пососать её. И вдруг заметил, что на него смотрят ясные голубые глазки.

— Не ешь меня, — услышал он тихий голос. — Я расскажу тебе много интересного.

Мальчик удивился, и, конечно, ему захотелось послушать, что же расскажет ему сосулька.

— Ты, наверно, волшебная? — спросил он её.

— Да, да, — грустно ответила она. — Я заворожена, я заморожена — ты спас меня, и я тебе благодарна за это... Я прошу: не губи меня! Я очень люблю бегать, как ты, прыгать, как ты! Я не люблю сидеть на месте.

— Ты любишь бегать? — ещё больше удивился мальчик.— Ведь ты висела на старой водосточной трубе.

— Да, да! Наверно, я провисела бы здесь до весны, покамест солнце не растопило бы меня. Ведь я не из драгоценных камней и не из сладкого сахара! Я — из капелек чистой воды. Мне боязно, мальчик, что зима заметит нас с тобой и заморозит обоих. Поэтому я расскажу тебе свою историю очень коротко.

— Вот слушай! Мы были весёлыми капельками воды и жили в Днепре. Вместе с миллионами своих сестёр-подружек мы плыли да плыли к Чёрному морю. Это были самые лучшие дни нашей жизни. Только ветер не давал нам ни минуты покоя. Чего он хотел от нас, я не знаю. Когда мы попали, наконец, в море, он поднял волны выше этого дома. Он подбрасывал корабли то вверх, то вниз, переворачивал лодки. А мы, капли, всегда убегали от него.

Как-то в тихий летний день ветер рассердился, когда мы этого совсем не ожидали, и выплеснул нас на берег. Мы попали на горячий камень, превратились в пар и унеслись высоко-высоко. Высоко над землёй плавали мы в белых облаках, и вдруг снова налетел ветер, облака не удержали нас — уронили тёплыми дождинками на землю. И потекли мы весёлым ручьём под землёй. Нам не было страшно, потому что всё новое интересно. И мы спешили и спешили. И вдруг оказались в тёмных длинных трубах. В них было много воды — целая речка.

— Не бойтесь, не бойтесь! — говорили старшие капли.

И мы бежали, бежали по трубам, лопоча и переговариваясь и рассказывая каждый о своём.

Одни капли рассказывали, как их наливали в паровозы, подогревали, как потом они превращались в пар и двигали целые поезда. Другие — как их зимой посылали в дома к людям, чтобы обогревать комнаты.

Нам очень хотелось узнать, что ожидает нас.

Вначале нам нравилось, что мы не одни, что опять течём целой маленькой речкой. И ветер не подгоняет, не дразнит нас.

Потом нам всем надоело течь по тёмным узким трубам, и мы обрадовались, когда побежали быстро-быстро — быстрее прежнего. И тут раздался какой-то звук.

— Кран открывают! — закричали те мои подружки, которые бежали впереди. — Сейчас на волю! На солнышко!

Сказать по правде, нам больше всего хотелось бы попасть в родной Днепр. Но мы были рады и другому месту. Только нам очень хотелось тоже двигать поезда и большие машины.

А вышло куда проще. Нас налили в чайник. Да, в обыкновенный большой чайник! И поставили на огонь!

— Что с нами будет? Горячо, горячо! — плакали мы.

— Слышишь, чайник уже булькает! — сказал кто-то из людей. — Сейчас будем пить чай.

— Как бы не так! Убежим!

Мы подобрались к самому носу чайника.

— Вы куда? — зашипел он. — И что это меня не снимают? Я весь выкипаю!

— До свиданья, дяденька чайник! Полетать хочется! — крикнули мы, легко вылетели через открытую форточку и поднялись высоко кверху.

— А, вот вы где! — послышался вдруг знакомый голос.

Ой, беда, это злюка-ветер! Он служил у холодной Зимы, а Зима любит морозить всю воду на свете — все реки, ручейки, озёра. Даже Днепр она заковала в крепкий лёд!

Много ли нам нужно, чтобы замёрзнуть! Зима сказала только одно слово, и подул ветер. Мы мгновенно превратились в холодную, замороженную сосульку и примёрзли к этой старой водосточной трубе.

Злой ветер смеялся:

— Вы любите солнце, любите цветы! Так повисите же на трубе, а я буду дуть на вас, сколько захочу!

Вот так заколдовала нас лютая Зима... Даже солнечный луч ничего не мог сделать, потому что ветер не подпускал его близко.

Сосулька помолчала, потом очень тихо добавила:

— Иногда я плакала, и тогда слезинки примерзали ко мне, и я делалась ещё нарядней...

Сосулька замолчала совсем, и мальчик почувствовал, как она тает у него в руках. Вдруг он услышал тихий-тихий шопот:

— Спасибо тебе за тепло твоих рук. Вспоминай меня, когда будешь плавать в реке, когда увидишь росинку, лёгкую белую тучку, тёплый летний дождь.

И уже ничего не было в руках у мальчика...

Категория: Четыре времени года. Книга для воспитателя детского сада | Добавил: shels-1 (06.01.2022)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]