Суббота, 24.02.2018, 12:58 Приветствую Вас Гость | RSS


 
Ивановская волость

» Меню сайта

» Авторизация на сайте

» Категории раздела
Обратите внимание [16]
Из советской прессы [8]
Из российской прессы [2]
Хрестоматия для детей старшего дошкольного возраста [80]
Историко-географический словарь Саратовской губернии. Южные уезды : Камышинский и Царицынский [9]

обучение быстрому слепому набору на клавиатуре



главная история галерея библиотека шелз словарь форум
Главная » Статьи » Хрестоматия для детей старшего дошкольного возраста

И. Емельянова, В. Челинцова ОКСЯ-ТРУЖЕНИЦА

И. Емельянова, В. Челинцова

ОКСЯ-ТРУЖЕНИЦА

Окся проснулась утром в темном чуме. Может быть, еще ночь и надо спать? Но спать больше не хочется. И Окся выглянула из-под мехового одеяла, которым мама всегда укрывала ее на ночь.

Черные ее глазки так и блеснули: конечно же, мама давно встала и затопила железную печку...

— Мама, ай-яй, мама, зачем ты меня не разбудила? — закричала Окся.

Как же! Окся знает, что утром надо идти за снегом, чтобы делать из снега воду, а ведь Окся всегда помогает маме в этой работе. Ей уже пять лет! У печки стоит большой бак, куда они с мамой складывают снег. Сейчас бак совсем пустой. И одиннадцать чайников у печки тоже пустые.

Вместе с мамой Окся выходит из чума. Ой-ой, как холодно! Сегодня большой мороз. Далеко расстилается ровная тундра, покрытая снегом. Хотя над тундрой стоит ночь, от снега, от ярких звезд Оксе все хорошо видно...

Окся с мамой выбирают самый чистый и твердый снег, подальше от чума, где еще не хожено. Мама своим ножом вырезает большие белые как сахар куски. Потом они с Оксей несут их в чум, режут на куски помельче и укладывают в бак. В темном чуме снег кажется ослепительно белым.

У горячей печки снег быстро тает.

Рис. В. Челинцовой

Тут-то и начинается работа! Окся снимает свой совик, берет чайник и ковшик. Очень весело льется в чайник вода! Один чайник уже полон. Окся смеется — вот как интересно работать! — и берет другой.

— Отык... кык... куим...— считает она.— Раз... два... три...

А всего в чуме одиннадцать чайников.

Окся наливает чайники, а мама ставит их на печку. Всегда надо, чтобы в чуме было много горячего чая. Каждый, кто заедет к ним с мороза, выпьет чая и сразу согреется.

Сильные морозы, долгая снежная пурга бывают в этом далеком краю.

Живут здесь оленеводы-пастухи народа коми. Оксин отец тоже оленевод. В тундре ходят огромные колхозные стада, в тысячу и больше оленей. Олени переходят с места на место в поисках свежего корма.

Корм оленей — мхи и лишайники — растет в тундре. Летом этот корм оленям легко добывать, он у них всюду под ногами, а вот зимой, когда снег покроет всю тундру, оленям приходится разгребать снег копытцами и доставать глубоко запрятанный мох или лишайник.

Так и ходят стада оленей по тундре в поисках корма. А пастухи идут за стадом, оберегают оленей: в тундре много волков. Зимой волки всегда голодны, они нападают на стадо, отбивают в сторону оленей. Тут пастухам надо смотреть во все глаза. Трудное это дело — уберечь от волков тысячи оленей.

Но стадо надо сохранить и от болезней. Оленям, как и людям, делают уколы от разных заболеваний. Поэтому стада их колхоза всегда сопровождают ветеринарный врач Володя и зоотехник Аркадий.

Лучшим оленеводом в колхозе «Красный Октябрь» считается отец Окси — Миша.

Окся все время посматривает на печку. Вот закипела в чайниках вода. Мама отодвинула эти чайники и поставила другие. А они не кипят: в печке мало дров.

Окся берет большой нож, им она рубит хворост, сложенный на полу у печки. Наклонила голову, смотрит, как весело разгорается огонь. Братишка проснулся, повернул головку. Ему этот красивый огонь тоже нравится, и он тянется ручонкой к печке.

— Ин кар! — кричит ему Окся.— Ин кар! Не трогай!

Теперь надо поиграть с Николяем: маме надо шить тобоки. Она сидит в малице — теплой шубке из оленьего меха; в таких на севере зимой и ходят, и работают.

Малица шьется мехом внутрь, и мех в ней полегче, а совик— мехом наружу. Мех на совик берется пышный, красивый. В дорогу, когда стоят большие морозы, надо надевать сначала малицу, а поверх нее совик. Тогда уж никакой мороз не страшен.

...Мама и в чуме не снимает малицы—она уселась подальше от печки, а там гораздо холоднее. Там у нее лежат оленьи камусы. Чтобы сшить тобоки для отца, нужно снять камусы с ног пяти оленей и хорошо выделать их, чтобы они стали мягкие.

Камусы мама сшивает друг с другом оленьими жилами. На север привозят нитки, но оленьи жилы крепче всякой нитки. Чтобы было красивей, мама вставляет в шов узкие полоски красного и зеленого сукна. Тобоки получаются крепкие, красивые и теплые. Сошьет мама еще меховые чулки, и тогда отцу будет тепло в самой дальней дороге.

...Окся забавляет Николяя и смотрит, как мама работает. «Чем бы ей помочь?»—думает она. Окся берет чашки и моет их, чтобы заранее приготовить: когда придет отец или кто-нибудь заедет, тогда уже некогда мыть посуду!

...Потом мама берет Николяя на руки, чтобы покормить, и в это время крючком вяжет Оксе шерстяные чулки. Окся наматывает шерсть на клубок, а Николяй косит глазами то на Оксю, то на мать.

Очень много дела у Окси! Но ведь это очень интересно — все уметь делать самой.

...Дрова так быстро прогорают в печке! Окся подкладывала да подкладывала и не заметила, что дров-то около печки не стало.

«Ай-ай, дров еще много надо!» Окся выбегает на мороз за дровами. Отец вчера нарубил в тундре много кустарника, привез и сложил около чума. Окся приносит охапку хвороста в чум, рубит его ножом. И снова выбегает за дровами.

Оленей уже подогнали к чуму; здесь все стадо. Окся видит, как ветеринарный врач Володя вместе с Аркадием осматривают оленя. А вот и отец — он на бегу развернул свой аркан и хочет поймать самого красивого белого оленя. Собака Норка — черная умная лайка — бежит вместе с отцом, она хочет помочь ему. Но белого оленя поймать трудно, он мчится как ветер и убегает.

Оксин отец бежит очень быстро, снова закидывает аркан. Теперь он так ловко кинул его, что ременная петля, пролетев над головой белого оленя, поймала его за ветвистые рога.

Черные глаза оленя смотрят испуганно, он храпит. С губ свисают сосульки-льдинки. Но он не вырывается. Как только олень почувствует, что пойман, он уже больше не побежит, будет стоять смирно. Но как же он бежал!

У чума валяется на снегу хворостина-холудинка. Окся всегда играет с ней. И сейчас, подняв ее кверху ветками над своей головой, она кричит:

— Я олень, я белый олень! — и бежит во всю свою силу.

Ребятишки из соседних чумов, друзья Окси — девочка Анна и маленький Аркадий,— бегут за ней и хохочут. Но куда им поймать белого оленя—Оксю! Маленький Аркадий упал, но снова вскочил и побежал.

— Ловите меня,— кричит Окся,— я белый олень!

Вихрем носится Окся с холудинкой; как копье, несет ее над головой — это она погоняет оленей.

И тут она увидела брата. Это подошел к ней Северин.

— Ой, смотри, Окся, поймаю тебя арканом!

Северин уже большой, ему двенадцать лет. Он учится на Седловой в школе-интернате. На время каникул отец привез Северина домой, к себе в стойбище. У него на поясе нож, как у взрослых, в искусно обделанных деревянных ножнах. Окся любит рассматривать, как гладко выстругал их отец для Северина.

С тех пор как приехал, Северин все время ходит с Володей и Аркадием к стаду. Ему хочется быть настоящим оленеводом или ветеринарным врачом, как Володя. Володя ведь родился и вырос тут. Когда он кончил школу, его послали учиться в большой город Ленинград, и он стал ветеринарным врачом. Северин вырастет и, как Володя, тоже поедет учиться.

Окся очень любит Северина—у нее такой храбрый брат! Недавно, когда волки напали на оленей, Северин, схватив хорей — длинный шест, которым погоняют оленью запряжку, отогнал волка. Он так закричал на него и замахнулся хореем, а Норка так залаяла, что волк без оглядки пустился бежать и скрылся в тундре.

Окся бежит обратно к чуму и по дороге останавливается, чтобы захватить дров.

— Ой, Окся, ой, Окся, молодец! — хвалит ее бабушка Анна.

Она подошла к ней незаметно, подхватила большую охапку

хвороста и вслед за Оксей внесла в чум.

...Ольга — медицинская сестра, она русская. Ольга лечит людей, когда они заболеют, дает им кругленькие, как пуговицы, лекарства. Окся это хорошо знает. Но всего интереснее, что Ольга приходит, когда в чумах родятся дети: она приходит принимать нового человека.

— Пойдем скорей! — кричит Окся и тянет бабушку за руку. Но Окся знает, что нельзя оставлять братишку около горячей печки. Она подхватывает Николяя под мышки и с трудом тащит. Окся усаживает его около мамы.

— Вот,—говорит она,— играй тут, Николяй!

Николяй смотрит на сестру круглыми черными глазками и тянется к ней: он не хочет, чтобы Окся уходила.

— Я скоро приду, Николяй,— кричит она,— я только посмотрю новую девочку!

Перебежать в соседний чум недолго. Вот уже Окся вслед за бабушкой Анной вошла и остановилась около входа. Ольга, надев белый халат, ходит по чуму такая красивая, что Окся захлопала в ладоши.

— А! Окся пришла,— говорит Ольга.— Ну вот, посмотри, кто у нас тут есть.

В чуме печка нагрелась так, что железные стенки ее покраснели. Перед печкой бабушка Анна поставила корыто и наливает в него теплую воду. Ольга зашла за полог и вынесла оттуда маленького нового человечка, завернутого в теплую простынку из бумазеи.

Окся видит, как Ольга наклонилась над корытом, одной рукой взяла маленького человека, другой откинула простынку и обеими руками осторожно опустила розовое тельце в чистую теплую воду. Вот так хорошо! Это Оксе очень нравится.

Оксе хочется самой мыть в корыте маленькую девочку, но Ольга качает головой: тут уж дело обойдется без Окси. Даже бабушке Анне Ольга подает ребенка только тогда, когда сама хорошо его вытерла и завязала белой тряпочкой животик.

— А как ее зовут? — спрашивает Окся.

...Вдруг стены чума задрожали от ударов. Это Сокол, олененок, прибежал из стада за Оксей. Он рогами бьет в стенку. Маленького его воспитывала Окся; три раза в день кормила его похлебкой, сваренной из травы с примесью муки. Он баловень Оксин, как любит он ее! Наевшись теплой похлебки, он играет с ней, а потом опять бежит в стадо.

Окся слышит — за чумом шуршат по снегу нарты, много нарт, и кто-то кричит: «Эй-о! Эй-о!» Так погоняют оленей. Это, наверное, приехали оленеводы.

...Окся ставит на стол чашки, тарелки, раскладывает всем ложки. Из носиков чайников, стоящих на печке, поднимается пар: готов горячий чай, вымыты чашки, расставлены на столе! Мама смеется, блестят ее белые зубы: она видит, что Окся очень старалась все утро.

Вот послышались смех и шутки; приподняв оленью шкуру, которая заменяет дверь в чум, согнувшись, заходят оленеводы.

...Вместе с оленеводами пришел домой и Оксин отец—Миша, а с ним и Северин. Пришел и ветеринарный врач Володя. Он молодой, высокий, волосы у него черные, густые, как шапка. Нос с горбинкой, как у многих коми. Окся его издали узнает. Володя всегда гладит Оксю по голове и протягивает ей кусрчек сахара или конфетку.

Гости здороваются с хозяйкой, рассаживаются на оленьих шкурках около стола. Как хорошо погреться горячим чаем!

— Ах, Окся, вот чай так чай! Кучем трудница! Какая труженица Окся! Какой вкусный сделала чай!

...Старший оленевод Матвей вспомнил, как в прошлом году отец Окси спас стадо.

— Да уж, Миша, хорошо, что ты успел их увести,— сказал он.

В тундре бывает страшное время, когда после оттепели падает большой мороз. Мягкий, обтаявший сверху снег замерзает толстой коркой льда. Это гололедица. Тогда оленям трудно пробить своими копытами эту толстую корку. Они не могут достать себе корм из-под снега и льда и идут, отыскивая место, где нет гололедицы. Но кто же это знает? Кто может сказать, где кончится толс'гый слой льда и под ногами оленей снова окажется мягкий, рыхлый снег? И все-таки есть люди, которые могут сказать, где гололедица кончается. Они летают над тундрой на самолетах, смотрят: вот тут поверхность снега не блестит—значит, льда тут нет! Летчик опускается ниже, проверяет еще раз, а если нужно, и садится.

Потом он летит отыскивать, где бредут стада голодных оленей, и сбрасывает над ними листовки. Идущие за стадом оленеводы подбирают их и читают. В листовках написано, в какую сторону пастухам надо гнать стада, чтобы дойти до рыхлого снега.

Стада колхоза «Красный Октябрь» попали в такую гололедицу. Олени шли уже совсем тихо, были голодны, пришла большая беда!

Вдруг Оксин отец увидел самолет: летчик, снижаясь над стадом, махал рукой — показывал, куда вести оленей.

Миша сразу повернул свои нарты в ту сторону и поехал, а олени, будто понимая, что он знает, где найти корм, послушно двинулись за ним. По сторонам и сзади стада ехали другие оленеводы и не давали уставшим оленям отбиваться. Им помогали собаки Мальчик и Норка. Несколько раз возвращался самолет, делал круг над стадом и снова показывал направление, а отец вел и вел оленей, пока они не выбрались туда, где лед кончился и олени смогли добыть себе корм...

Категория: Хрестоматия для детей старшего дошкольного возраста | Добавил: shels-1 (11.02.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Рейтинг@Mail.ru
Сайт создан: Создание и поддержка сайтов органов местного самоуправления в 2010 году
СОЗДАЙ свой сайт САМ

село Малая Ивановка
Волгоградской области,
Россия, 404023, e-mail: shels_1991@mail.ru

Все материалы (файлы) представлены исключительно для ознакомления и не должны использоваться в коммерческих целях. После ознакомления удалите со своего компьютера материалы (файлы), взятые с сайта. Все материалы (файлы) представленные на сайте были отсканированы и присланы посетителями данного ресурса. Достоверность представленной информации не гарантируется. Вся информация выкладывается "как есть" (в том виде, в каком была прислана). Если в оригинале документа присутствовал знак защиты авторских прав ©, удаление данного знака лежит целиком на совести лица, приславшего материал. При выявлении таких документов, они будут незамедлительно удалены. Если вы являетесь правообладателем и считаете, что размещение материала (файла) на данном рессурсе нарушает Ваши авторские права, то пожалуйста свяжитесь с администрацией сайта и данный файл будет незамедлительно удалён.