Первое мая в 1905 году

I.

Каморка слесаря Михеева полна народу.

— Антошка, задёрни занавеску: сыщики везде шныряют,— сказал Михеев сыну.

Худенький сероглазый Антошка быстро вскочил и задёрнул занавеску, снова притаился в уголке — сидит, слушает, глаз не спускает...

Один из молодых рабочих вынул пачку листовок, все склонились, читают.

Антошка слушает, слова не проронит.

— Завтра в одиннадцать утра все встретимся на пятом Лучевом просеке,— говорит Фёдор.

— Значит, наш пароль1 «сокол»?

— Да.

— Патрули2 надёжные? — строго спрашивает старый рабочий дед Евсей.

— Надёжные. Всё в порядке. В первом патруле будет сидеть наш парень и держать в руках номер газеты с отрезанным уголком.

Тихо потолковали и разошлись.

Мать Антошки молча собрала ужин, а когда ложились спать, до Антошки долетел её тревожный шопот:

— Афанасьич, ты бы их в трубу запрятал. Вчера целый день какой-то под окном шнырял...

— А ты думаешь, они в трубу не догадаются слазить? — смеётся отец.

II.

В эту ночь Антошке долго не спалось. А когда заснул, снилось много народу, а в середине стоит он, Антошка, и держит большое красное знамя.

Вдруг он просыпается от шума. Толпятся какие-то незнакомые люди, роются в сундуке, шарят на полке с посудой, заглядывают во все щели, перетряхивают постель.

Отец стоит бледный, хмурый.

Околоточный надзиратель3 подходит к окну и кричит:

— Что это между рамами? Прокламации4?

— Листки от календаря,— говорит мать,— завалились.

— А вот мы поглядим, какие листки...

И он ударяет по стеклу скалкой.

Звон... Осколки...

Столпились все у окна, лезут за листками.

В это время отец незаметно суёт Антошке свёрток, и тот, сообразив, выскальзывает за дверь, как мышь...

Антошка стоит маленький, хрупкий и крепко прижимает к груди свёрток. Потом он стремглав бежит за угол дома и прячет свёрток между забором и кладью дров. Сердце его шибко бьётся от радости: теперь он настоящий революционер.

Когда он вернулся домой, в комнате уже не было полиции. Мать плача подбирала раскиданные вещи.

— Где свёрток? — спросил отец.

— За дрова засунул. Я ведь знаю, как от них надо прокламации прятать.

— Ну, молодец! Выручил,— смеётся отец. - А не забудешь, куда спрятал?

— Ну, вот ещё, скажешь?

III.

Утро. Солнце играет.

Антошка в новой рубахе шагает по Сокольникам. Вот 5-й Лучевой просек, здесь должен быть патруль.

На скамейке сидит молодой рабочий с номером газеты. Угол у газеты оторван — значит, он самый.

Подойдя к нему, Антошка громко выпаливает: «Сокол».

Рабочий удивлённо вскидывает на него глаза:

— Чего орёшь? Куда тебя несёт, пострелёнка такого?

— К папаньке на маёвку.

— Зачем?

— Велел мне прокламации принести,— должен был соврать Антошка.

Отец его не взял. Не понимает отец, что Антошке легче помереть, чем не быть на маёвке.

Рабочий ворчит:

— Ишь ведь, каких посылают, того и гляди, всё дело провалят.

Но всё же он указывает дорогу.

Следующий патрульный — совсем ешё молодой паренёк. Теперь уж Антошка не кричит, а шепчет ему, едва шевеля губами: «Сокол».

Вот Антошка добрался до назначенного места.

Над толпой в молодой зелени, как огненный цветок, красное знамя. Под ним, стоя на высоком пне, говорит рабочий Александр. Он показался Антошке совсем не таким, каким он знал его раньше. Теперь Александр говорил громким голосом, и глаза у него были блестящие... Он говорил:

— От станков и котлов мы пришли сюда, чтобы поднять наше красное знамя. Со всех сторон нас стерегут наши враги, слуги царя и фабрикантов. Но старый мир уже дрогнул, и близок день, когда мы...

IV.

Но не успел Александр договорить, как кто-то крикнул:

— Казаки!

Сразу всё смешалось: свист нагаек, крики казаков...

Антошка видел, как высоко над головой Александра взвилась нагайка. Тот схватился рукой за ветку берёзы и вдруг рухнул, точно в воду нырнул.

Дрожа и прячась за деревьями, бежал Антошка. Он долго плутал по лесу, пока не выбрался. Отец уже был дома.

— Ну что, папанька, попало от казаков?

— А ты почём знаешь? — удивился отец.

— А как же. Я ведь тоже был на маёвке.

Отец посмотрел на него и улыбнулся.

— Прыток ты больно. Смотри — не сносить тебе головы...

Потом погладил его по волосам и ласково добавил:

— Расти большой и учись бороться. Да смотри, про эти нагайки не забывай.

1 Пароль—секретное условное слово.

2 Патруль — небольшой отряд для охраны.

3 Околоточный надзиратель — начальник полицейского участка в царское время.

4 Прокламация — печатный или рукописный листок, призывающий к борьбе против царя.


Вопросы.

  1. Как рабочие готовились к маёвке?

  2. Как происходил обыск?

  3. Какую помощь оказал Антошка во время обыска?

  4. Как он пробрался на маёвку?

  5. Как царское правительство расправилось с рабочими?

  6. Что сказал отец Антошке, когда узнал, что он был на маёвке?

  7. Зачем рабочие царской России устраивали маёвки?

Категория: Родная речь. 2-й класс | Добавил: shels-1 (22.05.2022)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]