В. Василевская СИВКА

I.

Кругом лежал глубокий снег, по дороге с гулом и грохотом двигались орудия, а над Сивкой стоял командир с револьвером в руках. Лошадь была ранена и больна, она уже давно едва держалась на ногах, а в это морозное белое утро упала у дороги.

— Придётся пристрелить — что ей, бедняге, мучиться,— сказал командир.

Но тут из избы выскочили Ивась и Таня и бегом кинулись к дороге.

— Не стреляйте, не стреляйте! — закричал Ивась.

Командир опустил револьвер. Лошадь приподняла голову и тихо заржала.

Ивась коснулся рукой мягких, тёмных ноздрей лошади и обнял её голову.

— Нет, нет, она ещё, может, выздоровеет! Жалко...

— Совсем такая, как наш колхозный Сивка,— сказала тихонько Таня.

— У нас была лошадь, её фашисты забрали,— объяснил командиру Ивась.— Так, может, эта не сдохнет и будет у нас.

— Ну что ж, как хотите,— сказал командир, пряча револьвер.

Ему тоже жаль было лошади, которая верно послужила ему в трудное военное время.

Грохотали орудия, скрипели колёса. Вокруг лежащего коня собралась уже целая толпа детей. Фёдор, самый старший из них, сказал:

— Коня нужно отсюда забрать. На снегу ему лежать нечего.

— Куда? — спросил кто-то.

— У нас есть место! — горячо вмешался Ивась.— Конюшня пустая, да к нам и ближе всего, пусть к нам.

— И конь будет ваш? — спросил Петя.

Ивася вдруг осенила счастливая мысль:

— Нет, не наш. Конь будет общий.

— И мой тоже? — обрадовалась самая младшая, Дуня.

— Всех ребят с нашего конца, ладно?

Наш конец — это десять или двенадцать домов, стоящих немного особняком от остальной деревни и отделённых ольховой рощей.

— Ладно,— обрадовались все.— Только как его теперь отсюда забрать?

Лошадь была тяжёлая, а ребята — маленькие, но лошадь одна, а ребят — целая толпа. И когда к ним подошёл ешё Семён из кузницы, ребята с его помощью довели лошадь до конюшни.

II.

Конь жадно пил воду, которую принесли ему ребята, съел из рук Ивася корку хлеба. На другой день Фёдор привёл ветеринара. Ветеринар долго осматривал животное.

— Ничего страшного нет,— сказал он, наконец, перевязав неглубокие раны на боку и содранную кожу на холке, и влил в рот животного лекарство.— Только кто за ним смотреть будет? Без присмотра он не поправится.

— Как кто? — рассердился Ивась.— Мы все.

— Гм!—с сомнением произнёс ветеринар, окидывая взглядом ребят.— Как говорится, у семи нянек дитя без глазу...

— А ешё говорят, что мир — большой человек!— заметил Фёдор.

Ветеринар рассмеялся:

— Твоя правда. Через неделю загляну к вам, посмотрю, как ваш Сивка.

На чердаке лежало сено, приготовленное для колхозного Сивки, угнанного врагами, а в кадке в сенях — рубленая солома с овсом.

— Возьми, возьми,— сказала Ивасю мать.— Что ж животине голодной лежать.

Лошадь ела, пила, и раны у неё стали быстро затягиваться. А на пятый день, когда Ивась утром заглянул в конюшню, он увидел, что конь стоит.

— Встал, встал! — закричал мальчик и помчался с этой радостной вестью к товарищам. Быстро прибежали ребята и обступили коня, осторожно гладя его по худым бокам. Ребята подавали ему корки хлеба, а Фёдор принёс сахару.

— На, Сивка, на...

Через неделю пришёл ветеринар и удивился:

— Я не думал, что дело пойдёт так быстро.

Конь поправлялся с каждым днём. Бока у него округлились, шерсть, которую дети чесали и чистили, стала лосниться. А когда наступила весна, лошадь выпустили на луг, на зелёную траву, и никто бы не подумал, что ещё совсем недавно она, больная, лежала на снегу. Сивка щипал траву и при звуке шагов поднимал свою красивую голову, высматривая, не несёт ли ему кто- нибудь из ребят хлеба. За Ивасем он ходил, как собачонка. Ивась на дорогу — и Сивка на дорогу, Ивась в поле — и Сивка в поле.

III.

— Ну, как ваш Сивка? — спросила однажды председатель колхоза Матрёна Филипповна.

— Уж совсем здоров!—торжествующе сказала Таня.

— Что же вы с ним думаете делать? — спросила Матрёна Филипповна. Колхозные лошади с утра до ночи в поле, а он ест, пьёт, толстеет и больше ничего. Вы что ж, думаете, что это ему на здоровье пойдёт?

— Он же был больной,— робко возразила Таня.

— Был-то был, да теперь здоров,— сказала Матрёна Филипповна и ушла.

Дети переглянулись.

— А ведь правда!—пробормотал Фёдор.

— Но он же наш! — запротестовала Дуня.

— Наш-то, наш... Да ведь если наш, мы можем с ним сделать, что хотим.

— To-есть как это? — удивился Ивась.

— А так... Можем, к примеру, подарить его колхозу.

— Колхозу?

— Конечно! В колхозе всего четыре лошади осталось, пригодится. А ты что с ним будешь делать?

Это было самое правильное решение. И дети ещё раз вымыли, выскребли, накормили Сивку и торжественно отвели его в колхоз.

— Ишь, конёк, словно куколка! — сказал старый конюх Григорий, потрепав Сивку по круглым бокам.

Тотчас явилась Матрёна Филипповна и сказала с улыбкой:

— Вот это я понимаю! Молодцы! Такой подарок колхозу — это не шутка.


Вопросы и задание.

  1. Почему командир хотел пристрелить Сивку?

  2. Как Ивась и Таня отнеслись к раненому коню?

  3. Как ребята довели коня до конюшни?

  4. Как заботились о коне?

  5. Кому подарили дети коня?

  6. Составьте план рассказа.

Категория: Родная речь. 2-й класс | Добавил: shels-1 (21.05.2022)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]