ГОЛУБОЙ КОВЁР

(Таджикская легенда.)

I.

Жил в прежнее время в одном кишлаке1 дехканин2. по имени Рахим. Был он очень беден — не имел ни земли, ни воды. Только и было у него, что ветхий саманный домик, да тканый голубой ковёр. Работал Рахим у бая3, взрыхлял кетменём4 землю, сеял пшеницу и получал за это в день три лепёшки и кувшин холодной воды. Так кормились они с женой и дочкой. Жили хотя и бедно, но в мире и согласии. По вечерам они сидели на пороге дома и любовались своим голубым ковром. Такого ковра не было во всём кишлаке. Вытканы были на нём голубые города, зелёные сады, бирюзовое небо и яркие звёзды. Достался этот ковёр Рахиму от матери, а она получила его от своей матери, а та — от своей. Говорили об этом ковре, что выткала его пра-пра-прабабка Рахима и ткала его с молодых лет до самой смерти.

— Берегите, дети, этот ковёр. В чьём доме он будет висеть, тому принесёт он мир и счастье.

И Рахим любил, хранил и берёг свой голубой ковёр.

Но однажды бай, узнав о ковре, позвал Рахима к себе.

— Отдай мне твой ковёр,— сказал он.

Рахим подумал и ответил:

— Как же я могу отдать своё счастье? И зачем тебе оно? У тебя всё есть — и земля твоя, и вода твоя, и бараны твои. А у меня только один ковёр. Нет, не отдам я тебе ковра.

Бай рассердился и прогнал Рахима со двора.

С тех пор Рахим стал с каждым днём приносить домой всё меньше хлеба и воды. Голодно стало в доме Рахима.

Тогда жена Рахима взяла кетмень и пошла вместе с мужем на байское поле. Работали они с утра до ночи, но хлеба получали за это ещё меньше.

Тогда взяла кетмень и маленькая дочка Рахима. Втроём они делали всю тяжёлую работу у бая, но он только кричал на них и кормил объедками, которые оставались от псов.

Только и радости было у них, что голубой ковёр.

Однажды, когда есть было нечего, задумался Рахим. Думал он, думал и назавтра пошёл в поле.

— Слушай, поле,— сказал он.— Это я, Рахим. Ты меня давно знаешь. Давно и я тебя знаю. Каждый год я взрыхляю тебя кетменём. Прошу тебя, дай мне немного земли.

Но поле вздохнуло и сказало:

— Я бы и радо услужить тебе, но бай, господин мой, узнает и рассердится на меня. Уходи лучше отсюда скорей.

Но Рахим не послушал. Он насыпал два мешка земли и отнёс их к своему дому. Там он высыпал землю у порога и пошёл к пшенице.

— Слушай, пшеница,— сказал он,— ты меня знаешь давно, и я тебя знаю давно. Это я, Рахим, что засеял тебя весной. Дай мне немного зерна. Я хочу засеять своё маленькое поле.

Но пшеница испуганно замахала колосьями и зашептала:

— Тише, тише! Может услышать господин наш. Уходи лучше поскорей отсюда!

Но Рахим не послушал. Он вырвал два пучка колосьев и пошёл домой.

Он посеял пшеницу у порога и ночью пошёл к арыку.

— Слушай, арык,— сказал Рахим,— ты меня знаешь давно, и я тебя знаю давно. Это я ношу твою воду в байский дом. Дай мне немного воды полить моё маленькое поле.

Но арык громко зажурчал:

— По закону моя вода принадлежит баю. Уходи лучше, а то тебя увидит господин мой!

Но Рахим не послушал, наполнил водой два кувшина и понёс домой. Он полил свой посев водой и стал ждать урожая.

Не прошло и двух лун, как у порога дома Рахима выросла густая пшеница. Рахим собрал зёрна, смолол их, и его жена напекла лепёшек.

В это время бай решил обойти свои владения.

Выйдя в поле, он увидел небольшую ямку. Бай рассердился и закричал на всё поле:

— Куда девалась земля из этой ямы?

Поле испугалось и сказало:

— Это не я... Это Рахим пришёл и силой забрал немного земли.

Бай пошёл дальше и увидел, что нехватает колосьев в его пшенице, а в арыке стало меньше воды.

Тогда бай, полный злобы, пошёл к дому Рахима. А там только что испеклись лепёшки и сладко пахло свежим хлебом.

Бай закричал ешё с порога:

— Ты украл мою воду, пшеницу и землю! Вот я посажу тебя в тюрьму! Ты ел хлеб из моей пшеницы! Я возьму у тебя твой ковёр. И я поступлю с тобой по закону.

Он снял ковёр со стены и унёс, а его слуги схватили Рахима и посадили в тюрьму.

Рахим и сам не знал, сколько времени просидел он в тюрьме. Глаза его отвыкли видеть, ноги отвыкли ходить.

Наконец, двери тюрьмы раскрылись, и он вышел на улицу. С трудом он дошёл до своего дома и остановился, не веря глазам: кругом только куски саманного кирпича.

Пошёл Рахим к соседям, и соседи сказали ему, что жена его умерла с горя и дочка ушла неизвестно куда, а дом опустел и разрушился от времени.

С сердцем, полным гнева, пошёл Рахим к баю и увидел на стене у бая свой голубой ковёр. В доме бая слышались песни, там было веселье и счастье.

Ещё больше разгневался Рахим и крикнул на весь кишлак:

— Нет правды на земле! Пока живы хоть два человека, один будет хозяин, другой — слуга, один будет счастлив, другой — несчастлив.

И решил Рахим уйти навсегда в горы, чтобы никогда больше не видеть ни одного человека.

II.

Он прошёл всю страну, пересек пески пустыни и поднялся в горы. Там он нашёл пещеру, со всех сторон окружённую скалами. Оттуда было видно только небо и свободный полёт птиц.

Он остался жить в горах. К нему приходили дикие козы и давали ему молоко, пчёлы приносили мёд в его пещеру, а горный орёл делился с ним добычей.

Рахим забыл о людях. Только один раз, через много лет, когда борода его уже поседела, он спросил у орла:

— Что делается на земле? Есть ли там ещё люди?

— Есть,— ответил орёл.— Но они воюют и убивают друг друга.

И Рахим обрадовался: он подумал, что скоро на земле не будет совсем людей.

III.

Прошло ещё много лет. И утром однажды Рахима разбудили глухие удары. Скалы вокруг его пещеры содрогались. Вдруг они с грохотом раскололись на много частей и полетели в пропасть.

Рахим увидел людей — это они взрывали скалы. В гневе вскочил он, готовый бежать вглубь гор. Но вдруг его взгляд упал на долину, которую раньше заслоняли скалы. Там, где раньше желтели мёртвые пески пустыни, в голубой долине зеленели сады и поля, подымались белые и голубые города. Всё было так, как на чудесном ковре. И Рахим, не помня себя, побежал вниз, чтобы поближе разглядеть свой ковёр.

Но, когда он сошёл с гор, он подумал: «Это просто почудилось мне; в синем утреннем тумане земля показалась мне ковром».

Но земля была так хороша, так благоухали сады, так зеленели поля, что он пошёл дальше.

Вскоре он утомился и захотел пить. И в это время он увидел арык. Это знакомый ему арык, но он был гораздо глубже и шире.

— Я хочу пить,—сказал Рахим.—Но разве можно пить бедняку из байского арыка? Меня опять посадят в тюрьму.

Но арык заплескался в берегах и сказал:

— Пей, добрый человек! По новому закону моя вода принадлежит всем дехканам, пей, сколько хочешь.

Рахим удивился, но выпил воды и пошёл дальше. Кругом шелестела и колыхалась пшеница. Рахим почувствовал голод.

— Я бы мог взять зёрен,— сказал он,— но хозяин опять посадит меня в тюрьму.

И тут пшеница вдруг зашелестела:

— Бери зёрна, добрый человек. По новому закону я принадлежу всем дехканам.

Рахим удивился и пошёл дальше.

Тут он увидел большое поле и на нём много людей. Земля была чёрная, жирная, а люди работали, смеялись и пели.

Рахим удивился и сказал:

— Чему они так радуются? Разве сладко работать на байском поле?

И вдруг ему сказало поле:

— По новому закону земля принадлежит всем дехканам, бая давно уже нет.

Рахим не поверил и спросил у людей:

— Кто хозяин этой земли?

Они сперва не поняли его, а потом сказали:

— Разве ты не знаешь? Мы все хозяева этой земли.

Рахим пошёл дальше, полный удивления.

IV.

Он вошёл в кишлак и увидел новые, разукрашенные паласами5 дома. Один дом был больше и красивее всех. Рахим подошёл ближе и увидел множество детей. Посреди двора лежал голубой ковёр, и на нём играли самые маленькие дети. Рахим узнал свой голубой ковёр счастья.

Дети рассматривали вытканные на нём города и сады, болтали и смеялись.

Долго стоял Рахим и смотрел на детей. Он вспомнил всю свою жизнь, и маленькую дочку свою, и тяжёлую работу у бая. И сам не заметил Рахим, как заплакал.

— Что ты плачешь, старый человек? — спросили у него дети.

— Я плачу от радости,— ответил Рахим.— Что-то случилось со старой землёй. Всё на ней переменилось. Земля, вода и пшеница принадлежат всем дехканам, а дети играют на голубом ковре счастья.

И он спросил:

— Кто здесь у вас в кишлаке главный?

Дети повели его по кишлаку прямо к байскому дому.

Рахим вошёл, но вместо бая он увидел женщину, которая сидела и разговаривала с дехканами.

Рахим вгляделся в её черты и вдруг узнал в ней свою пропавшую дочь. И дочь узнала его, обрадовалась и сказала:

— Садись, будь гостем, отец. Я сейчас рассужу этих спорящих дехкан.

Она стала говорить и судить и вскоре примирила обоих спорящих, и они ушли, оба довольные.

Старый Рахим слушал мудрые слова своей дочери и заплакал в этот день во второй раз. Дочь удивилась и спросила:

— Отчего ты плачешь, отец?

— От гордости,— ответил Рахим.— Кто бы мог подумать, что женщина, дочь бедняка, может быть где-нибудь главной!

— По новому закону,— ответила дочь,— каждый, кому доверяют дехкане, может быть главным.

Тогда Рахим живо вскочил и вскричал:

— Что же это за закон и откуда он взялся?

Дочь ничего не сказала отцу, но взяла его за руку и повела в свой дом. Она разостлала ковры, поставила кувшины, полные вина, принесла круглый котёл с пилавом, и блюда с жареным барашком, и дыни, и виноград, и спелые гранаты. Тут же положила она белые лепёшки. Потом дочь Рахима пошла по кишлаку из дома в дом, она звала всех дехкан к себе в гости. Пришли старые и молодые, мужчины и женщины, и дочь Рахима усадила их на ковры вокруг отца. Они ели и приветствовали Рахима. А один из них, знаменитый певец — маддах6, ударил по струнам дутары7 и запел. Он пел о боях за свободу, о жестокой борьбе, о бессмертном Ленине. Рахим слушал и вдруг увидел перед собой страну в дыму и огне, а дочь свою и дехкан своего кишлака и ещё много народа — на поле битвы. Они сражались, умирали и побеждали врага. А среди врагов увидел Рахим старого бая. Потом рассеялся дым, погас огонь, и на земле стали работать свободные люди. И Рахим видел, как зазеленели поля, как зацвели сады, выросли голубые города.

— И тогда был дан людям новый закон,— так закончил маддах свою песню.

И тут Рахим заплакал в третий раз в этот день.

— Почему же ты плачешь? — спросили его дехкане.

— Я плачу,— ответил Рахим,— от стыда, что все эти годы я не был с вами.

1 Кишла́к — таджикская деревня.

2 Дехка́нин — крестьянин.

3 Бай — богач, крупный землевладелец.

4 Кетме́нь — земледельческое орудие, разрыхляющее землю.

5 Пала́сы — ковры без ворса.

6 Мадда́х — народный левей.

7 Дута́ра — струнный инструмент, очень напоминающий мандолину.


Вопросы и задание.

1. Что вы узнали из этой легенды о жизни таджиков до революции?

2. Как изменилась их жизнь после революции?

3. Озаглавьте каждую часть.

 

ПОСЛОВИЦЫ НАРОДОВ СССР.

Труд, труд и труд — вот три вечных сокровища.

Храброму человеку никакое дело не трудно.

Без труда нет отдыха.

У кузнеца — руки золотые, у акына* — слова золотые.

Ветер горы разрушает, слово народы подымает.

Мужественный пеняет на себя, малодушный — на товарища.

Не хвали сам себя, пусть народ похвалит тебя.

Герой умирает раз, трус —тысячу раз.

*Акы́н — народный певец.


Задания.

1. Сгруппируйте пословицы по темам, озаглавьте каждую группу.

2. Выберите три понравившиеся вам пословицы.

Категория: Родная речь. 4-й класс | Добавил: shels-1 (12.01.2023)
Просмотров: 46 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]