Г. Скребицкий АСИК

Трудно сказать, что именно произошло на вершине дуба в большом аистином гнезде. Но только там поднялась страшная возня, и одни аистёнок вывалился из гнезда. Птенец был уже крупный, немного поменьше взросло го аиста, однако летать он ещё не мог.

Беспомощно хлопая крыльями и цепляясь за ветки, аистёнок падал вниз и наконец тяжело шлёпнулся на землю.

Юра и Вися, игравшие неподалёку в чижика, подбежали к упавшему птенцу. Он лежал на траве, видимо, ошеломлённый падением, широко открыв клюв и растопырив крылья. На них среди мягкого пуха уже начинали пробиваться перья, ещё скрытые в твёрдых синеватых чехликах. И весь аистёнок был тоже покрыт наполовину пухом, наполовину пёрышками.

Оправившись немного, птенец тряхнул головой и попытался встать, но тут же захлопал крыльями и беспомощно опустился на землю.

Юра осторожно приподнял аистёнка, помогая ему встать на ноги.

— Да у него нога сломяна!— воскликнул Вася.— Смотри, болтается.

— Вот беда-то,— сказал Юра.— Нужно перевязку сделать.

Весть об аистёнке мигом облетела весь лагерь, и ребята сбежались посмотреть на неожиданного гостя. Пришла и пионервожатая Валя.

— Идёмте скорее к Марии Ивановне,— сказала она, и все отправились на другой конец деревни, в медпункт.

Врач Мария Ивановна ещё издали увидела шумную толпу ребят. «Что-нибудь случилось»,— подумала она и торопливо вышла на крыльцо навстречу детям.

— Мария Ивановна, мы к вам. Поглядите, у него нога сломана. Перевяжите, пожалуйста,— заговорили, перебивая друг друга, ребята.

— Кто, кто сломал ногу? — заволновалась Мария Ивановна.

— Аистёнок,—ответил Юра, пробираясь с птенцом к крыльцу.— Он из гнезда вывалился, а мы с Васей его подобрали.

— Аистёнок? — удивилась Мария Ивановна.— Такого пациента первый раз в жизни принимаю. Покажите-ка его. Ах, бедняга! Нога-то и верно сломана. Придётся шинку наложить. Посиди с ним здесь на крыльце,— обратилась она к Юре,— а я сейчас принесу всё, что нужно.

Мария Ивановна ушла в дом и скоро вернулась, неся бинт и две тонкие лучинки. Она приложила лучинки с двух сторон к больной ноге аиста и туго прибинтовала их.

— Теперь сломанная кость срастётся как следует, — сказала она. — Нужно только, чтобы аистёнок некоторое время не вставал на ноги. А через неделю—другую он сможет бегать.

Ребята поблагодарили Марию Ивановну и унесли крылатого пациента в лагерь.

Теперь предстояло устроить ему покойное место.

— Как же сделать, чтобы он не вставал на ноги? — волновались дети.— Ведь в постель его не уложишь!

Начальник лагеря Сергей Иванович, к которому обратились ребята за помощью и советом, дал им большую корзину.

— А сверху вы её материей завяжите, чтобы аистёнок встать не мог,— сказал Сергей Иванович. — Только твёрдым не накрывайте, иначе он может голову себе разбить.

Ребята нарвали свежей травы и положили её в корзину, посадили туда аистёнка и завязали сверху большим платком.

Сначала кормили аистёнка почти все ребята. Они даже спорили и ссорились из-за того, кто первый угостит Асика, — так прозвали птенца.

Ребята бегали по лугу, по болоту, ловили крупных кузнечиков, жуков, лягушат и угощали больного. Аппетит у него оказался отличный. Как только ребята вбегали в комнату, где сидел аист, он радостно приветствовал их, закидывая голову на спину и громко щёлкая клювом, будто выбивал барабанную дробь.

Пионервожатая Валя рассказала ребятам, что аисты никогда не кричат и выражают своё удовольствие только таким щёлканьем.

Ребята снимали с корзины платок и давали Асину лягушат и кузнечиков. Аист хватал их клювом, иногда ловко подкидывал вверх, чтобы перехватить поудобнее, и проглатывал одного за другим.

Аистёнок был настолько прожорлив, что быстро сумел отбить у многих из ребят охоту заниматься его кормлением.

Сколько бы ни приносили ему еды, он тут же с аппетитом всё съедал, а потом выглядывал из своей корзины с таким видом, будто спрашивал: «И это всё? Больше ничего нет?»

— Ну и обжора! — изумлялись ребята. — Прямо наказание. Поиграть не даёт, только целый день и корми его.

Очень скоро большинство ребят перестало интересоваться аистёнком, и весь уход за ним взяли на себя юные натуралисты Юра и Вася.

С утра нужно было вычистить корзину, сменить в поилке воду, а главное, накормить ненасытного больного.

К счастью для ребят, выяснилось, что Асик весьма неприхотлив и охотно ест не только жуков и лягушек, но и нарезанное кусочками мясо, не отказывается даже от мочёного хлеба, каши и варёной картошки... С едой сразу дело пошло на лад, и ребята вздохнули свободнее. А тут вскоре Мария Ивановна осмотрела своего пациента и сказала, что его уже можно выпустить из корзины.

Очутившись на свободе, аистёнок очень обрадовался. Он махал крыльями и, приплясывая, кружился по двору.

Асик оказался очень любопытным. Важно вышагивая на своих длинных ногах, он обходил весь двор, заглядывал в каждый уголок. Ребята издали наблюдали за ним. В тени под навесом лежал мохнатый дворовый щенок Тузик. Аистёнок направился прямо к нему. Тузик сначала струсил и забился в самый дальний угол, но, увидя, что длинноносый гость за ним не гонится, снова вылез, с опаской подошёл к аисту и негромко тявкнул. Асик подскочил от неожиданности и остановился как бы в недоумении. А Тузик прилёг па передние лапы и, виляя пушистым хвостом, всем

 

Ребята принесли аистёнка в медпункт.

своим видом приглашал аистёнка поиграть и побегать.

Но аист, видно, не понял этого. Он ещё раз с высоты своего огромного роста поглядел на глупого щенка и, не удостаивая его больше вниманием, важно зашагал дальше.

Очень скоро Асик освоился на новом месте и, видимо, чувствовал себя отлично. Он заходил в спальни к ребятам, в пионерскую комнату, в столовую. А однажды совершил даже набег на кухню.

Повар Иван Петрович сварил компот и поставил его на окно остудить, а сам пошёл в огород нарвать к обеду зелени. Каково же было его изумление, когда, вернувшись в кухню, он нашёл там аиста, который преспокойно запускал свой длинный клюв в кастрюлю и, доставая оттуда ягоды, ел их с явным удовольствием.

Увидя повара, аистёнок, очевидно, в благодарность за угощение, закинул голову на спину и приветствовал Ивана Петровича громким щёлканьем клюва.

— Ах ты, поганец этакий! — рассердился повар.— Лягушек ешь, а потом тем же носом в компот лезешь! — И он выгнал из кухни длинноносого лакомку.

Пришлось варить новый компот, а этот отдать аисту.

Вскоре Асик снова провинился. Юра собирал коллекцию жуков. Он засушивал их, раскладывая -на вате в широком фанерном ящичке из-под мармелада.

Однажды в солнечный день Юра выставил своих жуков на крыльце, чтобы они получше просохли. Взяв книгу, он сел рядом, в тени, почитать. Вдруг он услышал какие-то странные звуки, будто кто-то постукивал молоточком по дереву. Юра оторвался от книги и обмер.

На крыльце, возле коллекции, стоял Асик. С видом знатока он разглядывал лежавших на вате жуков. Потом с размаху ударял клювом в дно ящичка, хватал сухого жука и тут же, недовольно тряся головой, откидывал его прочь.

— Кыш, кыш, ты! — не своим голосом завопил Юра, бросаясь спасать коллекцию.

Асик отбежал прочь и остановился в нескольких шагах, явно недоумевая.

Из-за привычки хватать всё, что Попало, с Асиком однажды чуть было не случилась крупная неприятность. Прогуливаясь по двору, он заглянул в чулан. Там стояла кошёлка, и в ней на мягкой подстилке спали маленькие, ещё слепые котята. Кошка-мать отсутствовала: она, очевидно, отправилась на кухню немного закусить. Асии заглянул в кошёлку, наклонил набок голову, словно в раздумье, и вдруг, схватив клювом одного из котят, высоко поднял вверх.

Котёнок жалобно запищал, и тут в дверях появилась кошка. Со страшным шипением кинулась она к аистёнку. Тот перескочил через неё, выбежал из чулана и пустился удирать. Но, видно, со страху он не выпустил из клюва котёнка. Кошка со зловещим шипением неслась по двору вслед за похитителем. Наконец аист выронил котёнка, и мать сейчас же прекратила погоню. Она взяла малыша за спинку зубами, отнесла обратно в кошёлку и улеглась рядом с детьми. А аист ещё долго с опаской поглядывал на этого сердитого зверя и далеко обходил страшное место.

Зато в компании кур Асик сразу почувствовал себя превосходно. Огромный, длинноногий, он разгуливал среди них, внимательно приглядывался к земле, отыскивая червей и жучков.

Он очень скоро понял все куриные повадки и особенно громкое коканье петуха, когда тот находил что-нибудь вкусное и звал к себе кур. Услыхав этот зов, Асик со всех ног бросался к петуху, легко перепрыгивая через спешивших туда же кур, и всегда поспевал первым. Он подскакивал к петуху и выхватывал у него из-под носа корочку хлеба или какой-нибудь другой лакомый кусочек. А петух мрачно отходил в сторону и от огорчения даже не хлопал крыльями.

За лето Асик стал совсем ручным. Увидя ребят, он сейчас же бежал к ним навстречу и заглядывал в руки, ожидая, что его чем-нибудь угостят.

Больше всех аист привык к Юре. Тот всегда приносил ему в кармане что-нибудь вкусное. Бывало, только Юра опустит руку в карман, аист уже заранее радуется, приплясывает и пощёлкивает клювом.

А потом Асик вот чему научился: как увидит Юру, подбежит к нему и прямо запускает свой длинный нос в юр ин к армян и шарит там. И к другим ребятам Асик тоже стал в карманы заглядывать. Дети устроили из этого целую игру: спрячут в карманы хлебные корочки, а Асик их ищет. У кого первого найдёт, тому, значит, «водить» в «палочку-выручилочку» или в «жмурки».

Асик целые дни проводил с ребятами, и особенно любил он танцевать с ними под губную гармошку. Юра умел на ней хорошо .'играть. Бывало, только заиграет, только начнут ребята скакать, прыгать, изображая какой-то необыкновенный танец, Асик уж тут как тут. Распустит крылья и тоже начнёт подпрыгивать и приплясывать вместе со всеми. Ребята ещё пуще стараются, и Асик не уступает: такие коленца выкидывает, просто диво.

Асик с ребятами и купаться ходил и в лес за ягодами и за грибами. Ребята грибы собирают, а Асик разных жучков и лягушат ловит.

К середине лета аист выучился летать и стал частенько отправляться один на прогулку—на луг или на болото. Там в эту пору уже разгуливали и другие аисты, старые и молодые, вылетевшие из гнёзд. Асик всё чаще и чаще проводил время в их компании и только ночевать прилетал домой.

Асик любил танцевать с ребятами под губную гармошку.

— Ну, теперь скоро и совсем улетит,— говорил Сергей Иванович.

Жаль было ребятам расставаться со своим воспитанником, да ничего не поделаешь.

Однажды в конце лета, уже за несколько дней до отъезда из лагеря, Сергей Иванович ездил по делам в город и привёз оттуда широкое алюминиевое колечко.

— Это для нашего Асика,— сказал он ребятам.— Кольцо это прислано из центрального бюро кольцевания птиц. Мы наденем его Асику на ногу. На будущий год весной вернутся к нам с юга аисты. Вот мы тогда и узнаем, прилетел ли вместе с ними обратно и наш Асик.

Дети с любопытством разглядывали кольцо, на нём было вытиснено слово «Москва» и номер кольца.

Сергей Иванович пояснил ребятам, что такие кольца надевают очень многим птицам, особенно перелётным. Их специально для этого ловят. По этим кольцам учёные узнают пути перелётов птиц, места зимовок и гнездования. Поймают или убьют где-нибудь птицу и напишут в бюро кольцевания, где была поймана птица.

Вечером, когда аист, как всегда, вернулся на ночёвку домой, ему на ногу надели кольцо.

Асик сначала был этим очень недоволен и всё старался клювом стащить кольцо. Но ребята стали угощать его разными вкусными вещами, и он скоро забыл о новом украшении.

Больше Асик не обращал на кольцо никакого внимания. Зато ребята могли теперь издали узнать своего воспитанника, когда он разгуливал по лугу с другими аистами.

Вскоре пришло время возвращаться в город. Накануне отъезда вечером ребята особенно хорошо угостили аиста и просили своих приятелей, деревенских ребятишек, присмотреть за ним.

Наутро весь лагерь уехал в город. Лето кончилось.

-----------

Быстро прошли осень и зима. Незаметно летит время, когда у тебя столько дел: уроки, пионерские сборы, санки, лыжи, коньки...

Не успели ребята и оглянуться, как опять наступила весна и опять весёлой, дружной семьёй ребята покатили в лагерь.

Сколько интересных дел ждало их впереди — сходить на речку, в парк, в лес, обойти там все заветные уголки: овраг с барсучьими норками, старую сосну, где орлан-белохвост устроил гнездо, осмотреть скворечники и дуплянки, развешенные ещё в прошлом году!.. Но, пожалуй, больше всего хотелось ребятам вновь встретить своего старого приятеля Асика.

Вернулся ли он из далёких южных стран, не случилось ли с ним там чего-нибудь недоброго? А может быть, он выбрал для житья другое место? Всё это очень интересовало и беспокоило ребят.

Всё выяснилось в первый же день. На высоком дереве два аиста устроили гнездо. Они хлопотали возле него, и на ноге у одной из птиц ясно виднелось кольцо.

— Асик, наш Асик! — радовались ребята. Они звали его, старались подманить разными вкусными вещами, но аист уже одичал. Стоя на толстом суку возле гнезда, он внимательно поглядывал вниз на детей, но слетать вниз, очевидно, побаивался.

— Значит, совсем отвык,— огорчались ребята.

И вдруг на третий день случилось то, чего никто из ребят не ожидал. После завтрака все вышли на лужок, Юра достал свою губную гармошку и заиграл на ней.

И тут Асик, про которого никто и не думал, слетел с дерева, распустил крылья и стал прохаживаться вдали от детей, будто готовясь к танцам.

— Идёт, идёт,— шептали ребята, спрятавшись за сарайчик.

— Ребята, смотрите, да у него на ноге два кольца! — вдруг с изумлением сказала вожатая Валя.

— Правда, правда! Откуда же второе взялось?

Сейчас же побежали к Сергею Ибатовичу и рассказали ему о втором кольце.

— Странно,— ответил он и пошёл с ребятами на луг.

Но Асик уже улетел куда-то.

С этого дня ребята решили во что бы то ни стало поймать аиста и узнать, что это за кольцо. Однако поймать Асика оказалось совсем не легко. Хотя он стал, как и в прошлом году, каждый день прилетать на лужайку к детям, но в руки ни за что не давался. Тогда было решено пустить в ход хитрость.

Ребята сходили на пруд, наловили бреднем карасей, а потом из этого же бредня устроили посреди двора ловушку. К ловушке приладили сторожок на длинной бечёвке, которую протянули по земле. Стоило только дёрнуть за бечёвку, сторо-

жок выскакивал из зарубки, и сеть падала на землю.

Устроив ловушку, ребята поставили под неё большую стеклянную банку с водой и пустили туда карасей.

Когда всё было готово, Юра заиграл на своей гармошке.

Как и следовало ожидать, Асик не замедлил явиться и стал прохаживаться, потряхивая крыльями и задорно поглядывая по сторонам. И вдруг он заметил карасей, которые поблёскивали в банке на солнце.

— Идёт, идёт,— замирая от волнения, шептали ребята, спрятавшись за сарайчик.

Вот Асик уже у самой ловушки. Он с любопытством глядит на карасей, делает ещё шаг и запускает в банку свой длинный клюв. И в тот же миг его накрывает упавшая сеть.

Как вихрь, понеслись ребята из своего укрытия к пойманной птице. Асик старался выбраться из-под сети и не мог.

Его бережно высвободили и осторожно сняли с ноги новое, очевидно, самодельное кольцо.

— Ну, теперь лети, куда хочешь,— сказал Юра, выпуская птицу.

Аист со всех ног бросился от ребят, замахал крыльями и, поднявшись в воздух, полетел куда-то за речку.

— Что? Что там написано? — говорили ребята, обступая Юру и разглядывая кольцо.

— Не пойму что-то,— отвечал Юра.— Понесём-ка к Сергею Ивановичу.

Они нашли начальника лагеря в его кабинете. Сергей Иванович быстро надел очки и, подойдя к окну, стал разглядывать кольцо.

— Дайте-ка мне со стола лупу,— сказал он.— Так...— Это по-английски. Вот что тут написано: «Привет, Москва, от друзей из Африки».

Сергей Иванович передал кольцо и лупу , ребятам.

— Видите, как много сообщило нам это кольцо,— промолвил он.— Оно рассказало, где зимовал наш аист, а главное, напомнило о том, что и в далёкой Африке тоже живут наши друзья. Они прочли слово «Москва» и прислали нам свой привет.

— А поглядите,— вдруг радостно воскликнул Юра,— «Москва» написано по- русски!

— Да, это слово,— ответил Сергей Иванович,— знают во всём мире.

Рисунки Ф. Лемкуля

Категория: Из советской прессы | Добавил: shels-1 (01.02.2024)
Просмотров: 51 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]