Л. Гумилевский КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

В начале 1905 года в Петербурге на заводах и фабриках происходили бурные сходки и собрания. Рабочие искали выхода из своего тяжёлого и бесправного положения.

Они требовали сокращения рабочего дня, увеличения заработной платы. Они требовали права объединяться в союзы, свободы слова и печати. Рабочие требовали изменения государственного строя России.

Но было ещё много несознательных рабочих, которые верили, что царь может помочь им. Они устроили шествие к царскому дворцу, чтобы передать царю своё прошение.

Большевики были против этого: они говорили, что свободу можно завоевать оружием, а не просьбами.

9 января, в воскресенье, ранним морозным утром, толпы рабочих с жёнами и детьми двинулись к царскому дворцу. Они несли с собой иконы и портреты царя.

Мимо Ваньки двигалось множество разных лиц: молодых, детских и старых. Никогда он не видал ещё столько народу, у него кружилась голова от восторга. Какой-то старичок остановился перед ним и спросил с любопытством:

— Идёшь тоже, кавалер?

— Знамо, иду.

— Куда, зачем — понял?

— Почему не понять — фабричный. И мамка фабричная. Не маленький.

Старичок сказал наставительно:

— Да. Сегодня великое воскресенье. Для новой жизни народ воскрес, и уж как там они хотят — не хотят, а народ своё возьмёт, да!

Варвара пришла с иконой. Пока толпа выстраивалась для шествия, она разыскала сына, перекрестила его, дала ему в красные, распухшие от холода руки икону и поставила перед толпой:

— Ну, Ванька, разгляди царя. А ежели кто там из них разговаривать с тобой будет— не бойся, говори всю правду.

— Скажу! — буркнул Ванька, потом спросил:—А стрелять будут?

Варвара засмеялась.

— Что ты? У вас, видишь,— впереди сам пристав с околоточным и батюшка. Иконы несём, а разве в иконы стреляют?

Впереди были видны уже заиндевевшие Нарвские ворота; по обе стороны их Ванька увидел серые фигуры солдат с поблёскивавшими штыками винтовок. Солдаты как будто спокойно дожидались, когда приблизится толпа. Ваньке на одну минуту стало страшно.

В тот же миг он увидел, как из-под каменных ворот вынесся со страшной быстротой конный отряд. Ванька оглянулся назад, не понимая, куда конные поскачут, и увидел вокруг себя тревожные, посеревшие вдруг лица.

Толпа раздалась по обе стороны, давая дорогу отряду. Ванька пошатнулся и, закрываясь иконою, прижался спиною к плотно сомкнувшимся сзади рядам. Над самой его головой, махая шашками, промчались на конях казаки. Пронёсся крик:

— Стреляют!

И сейчас же над толпой прокатился оглушительный треск, и всех, как показалось Ваньке, бросило в затоптанный снег.

Над головою мальчика стоял один страшный крик, стон, в нём слышалось безумное отчаяние.

— Вон оно как!

— Так-то нас царь встречает!

Ванька пробовал было подняться, но ощутил страшную боль в животе. Едва он опёрся на снег распухшими от холода руками, как над толпою опять раскатился треск. Что-то обожгло ему плечо, и он снова упал, уткнувшись в снег лицом.

-----

Варвара напрасно махала руками, протискиваясь вперёд,— из густой толпы выбиться было невозможно. Она, как все, пригибая голову, слышала сзади залпы. У неё застыло сердце от страха за Ваньку, но, зажатая в самой гуще толпы, она не могла и пошевельнуться. Её несло всё дальше и дальше, пока не вынесло в боковую узкую улочку.

Только здесь Варвара почувствовала, что стоит опять на своих ногах. Она ринулась было назад, но в улицу волна за волной вкатывались новые люди. Варваре нельзя было пройти. Кто-то сердито крикнул на неё:

— Тётка! Куда же ты лезешь? Не слышишь, что там делается?

Варвара остановилась растерянно.

— А сын, сын там!

— Ну что ж, сын? Придёт!

— А как убьют?..

— Не поможешь.

Высокий, худой человек, размахивая рукою, кричал:

— Вы видели, товарищи? Вот какой царь у нас, Нет, довольно!

— Нет у нас царя больше!

— Долой царя!

Варвара, слушая их, сказала тихо:

— Ни бога, ни царя — никого нет.

Она опять метнулась назад, хватала кого-то за руки, спрашивала:

— А мальчонку не видели?

— Какого мальчонку? Мало ли там мальчонок?

— С иконой, с иконой, нарочно впереди поставила.

Кто-то сказал, припоминая:

— С иконой? В белой шапочке?

Варвара застыла, едва выговорив:

— В белой.

Человек помялся, сказал:

— Упал. Убили, должно быть, не встал.

И уж никто не мог удержать Варвару. Она растолкала толпу, вырвалась в широкую снежную улицу и замерла. Вдоль стенок домов, по тротуарам двигались ещё люди, но снежная дорога была пустынна. На вытоптаннОхМ снегу лежали убитые, валялись чьи-то шапки и один валенок.

Варвара, не слыша выстрелов, пошла вперёд искать сына...

-----

9 января царь показал рабочим, что он идёт заодно с капиталистами. Рабочие поняли, что в борьбе с капиталистами им надо надеяться только на самих себя.


Вопросы.

1. Зачем рабочие пошли к царю?

2. Почему Варвара поставила впереди толпы сына с иконой?

3. Как царь приказал встретить народ?

4. Что случилось с мальчиком?

5. Что поняли рабочие в день 9 января?

Категория: Родная речь. 3-й класс | Добавил: shels-1 (18.12.2022)
Просмотров: 217 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]