Р. Фраерман и П. Зайкин СТЕПАНКА И РЕЗВЫЙ

I.

Ничего, казалось, в жизни не любил так сильно Степанка, как резвых и красивых коней. Он знал всех колхозных лошадей по именам, и многие из них были его большими друзьями, например рыжая лошадь Ягодка.

Жил Степанка рядом с колхозной конюшней и никогда не упускал случая забежать туда и узнать, нет ли там каких-либо новостей.

Однажды весной Степанка рано утром зашёл в конюшню. Здесь он увидел, что Ягодка была в своём стойле не одна: у ног её лежал на соломе такой же рыжий, как она, жеребёнок с большой головой и длинными ногами. Степанка замер от удивления и восторга.

«Ух, и длинноногий!» — подумал он, наклоняясь, чтобы лучше разглядеть жеребёнка.

На другой день жеребёнок уже пасся с матерью на широкой зелёной луговине перед колхозной конюшней. Тут гуляли гусыни с гусятами, телята и колхозные овцы с ягнятами.

А ещё через день-два жеребёнок уже скакал по лугу и даже играл с тёлочкой Белоголовкой. За такую прыть жеребёнок получил прозвище Резвый.

Недели две Ягодка паслась на луговине. Потом её снова начали запрягать для работы, а Резвый ходил за телегой, позванивая бубенчиком, который Степанка привесил ему на шею.

Бригадир запретил пускать Ягодку в ночное, чтобы жеребёнка не зашибли другие лошади. Но однажды конюхи всё-таки выгнали их в ночное.

Поутру Степанка прибежал проведать своего приятеля и увидел, что тот неподвижно лежит на траве, вытянув шею. Степанка подошёл к жеребёнку и позвал его по имени. Но Резвый не шевельнулся. Глаза его были закрыты, но жеребёнок дышал. Степанка дотронулся до лба и почувствовал под рукой большую опухоль. Резвый задвигал головой и задёргал ногами. Степанка отнял руку и увидел, что пальцы его испачканы кровью. Он принёс воды из колодца, обмыл рану своему другу, но это не помогло: жеребёнок оставался неподвижным. Тогда Степанка побежал к Ивану Яковлевичу — счетоводу.

Иван Яковлевич осмотрел Резвого и решил, что ночью жеребёнок сунулся к какой-нибудь другой лошади, приняв её за мать, и та ударила его копытом.

— Наверно, кость раздроблена,— сказал Иван Яковлевич,— навряд ли выживет.

— Иван Яковлевич, миленький, отвезём его в больницу! — просил Степанка.

— Надо сказать председателю,— ответил счетовод.

— Придётся съездить тебе, Иван Яковлевич,— распорядился председатель.

В районную лечебницу счетовод и Степанка приехали к концу дня. Врач осмотрел Резвого и сказал: «Жеребёнок не выживет». Тут Степанка горько заплакал.

— Это почему мальчик плачет? — обратился к Ивану Яковлевичу врач.

— Он у нас всякую скотину жалеет, а с этим жеребёнком они прямо дружили.

Тогда доктор сказал:

— Ну, не плачь, мальчик, я тебе мази дам. Попробуй лечить — может, выживет. Только сосать матку он не сможет: его ноги не держат. Купи в аптеке соску, отдаивай у лошади молоко и корми его, как ребёнка, через соску, из бутылочки.

Несколько дней Степанка возился с жеребёнком. Ягодка долго не давалась доиться, брыкалась, выбивала из рук Степанки кастрюльку, с которой он подлезал под неё. Наконец дело с кормлением наладилось. Рана стала подживать, и жеребёнок начал вставать на ноги.

Колхозники говорили: «Не выживет твой жеребёнок!» Но Степанка любовно ухаживал. Резвый начал поправляться, поднимать голову, сосать мать, а ещё через месяц звонко ржал и скакал по луговине, подняв торчком пушистый хвостик.

II.

Степанка стал уж большим и ходил в шестой класс, а Резвый превратился в стройного конька с подбористой шеей, шёлковой гривой, тонкими ножками и горячими чёрными глазами.

Каждое утро Степанка приходил к нему в конюшню и угощал куском чёрного хлеба с солью. А весной и летом он выходил на луговину, издали звал его по имени, и Резвый бежал к нему.

Зимой, когда жеребёнку шёл уже третий год, Степанка приучил его ходить в лёгких санках. А весной Резвый попал в работу. Его запрягали в борону.

Началась война. Для Советской Армии мобилизовали лошадей. Степанка сам отвёл своего друга на приёмный пункт. Резвого, разумеется, сразу приняли. Приёмщик заметил в густом волнистом хвосте коня дощечку.

— Это что же такое? — спросил он.

— Записка командиру, который будет ездить на моей лошади,— ответил Степанка.

Па дощечке было написано:

«Прошу сообщить, куда пойдёт эта лошадь. Жеребёнок резвый и храбрый. Писать по адресу: село Великое, колхоз «Звенящий ключ», а получить Теребулину Степану Михайловичу».

Степанка всё ждал ответа на свою записку.

Однажды сельский почтальон принёс в колхоз письмо из действующей армии. В этом письме командир кавалерийского эскадрона капитан Андросов благодарил колхоз «Звенящий ключ» и Степанку за то, что они вырастили такую хорошую лошадь. Командир сообщал, что конь резвый и злой в бою, что он смело ходит в атаку, что подмял под себя не одного немца и вынес из боя раненого седока.

К письму была приложена карточка, на которой, как живой, стоял Резвый.

Фотографию отдали Степанке. Он остеклил её и повесил над своею кроватью.


Вопросы.

1. Как Степанка заботился о Резвом?

2. Зачем Степанка прикрепил дощечку с надписью?

3. Какую пользу принёс Степанка колхозу, Советской Армии?

Категория: Родная речь. 3-й класс | Добавил: shels-1 (10.11.2022)
Просмотров: 178 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]