П. Мельников-Печерский НОЧЁВКА В ЛЕСУ

(ДЛЯ ПИСЬМЕННОГО ИЗЛОЖЕНИЯ.)

Путники решили ночевать. Лошадей выпрягли, задали им овса. Утоптали вокруг снег и сделали привал. Топоров оказалось два; работники начали сучья и валежник рубить, костры складывать вокруг привала и, когда стемнело, зажгли их.

Потап Максимыч вытащил из саней кожаный мешок, вынул из него хлеба, пирогов, капусты и медный кувшин с квасом. Поели путники и заснули крепким сном.

Но вот вдали, за версту или больше, заслышался вой; ему откликнулся другой, третий; вой всё ближе и ближе, смолк, и послышалось ворчание зверей, стук зубов.

— Волки...— боязливо прошептал Потап Максимыч, толкая в бок задремавшего Стуколова.

— А... Что?..— промычал, приходя в себя, Стуколов.— Что ты говоришь?

— Слышишь? Воют,— говорил смутившийся Потап Максимыч.

— Да, воют...—равнодушно ответил Стуколов.—Чуют мясо.

Зверей уже можно было видеть.

— Беда,— топотом промолвил Потап Максимыч.

— Какая же беда? Никакой беды нет. А вот побольше огня надо. Эй, вы, ребята! — крикнул он работникам.— Проснись! Вали на костры больше.

Все встали и вместе навалили громадные костры. Огонь стал было слабее, но вот заиграли пламенные языки по хвое, и зарево разлилось пуще прежнего.

— Видимо-невидимо,— говорил Потап Максимыч, слыша со всех сторон волчьи голоса.

Теперь звери были видны уже хорошо.

Освещённые заревом, они сидели кругом, пощёлкивая зубами.

— Эх, ружья-то нет: пугнуть бы серых,— молвил Стуколов.

— Молчи ты, какое тут ружьё. Того и гляди сожрут...— тревожно говорил Потап Максимыч.

А волки всё близятся; было их до пятидесяти, если не больше. Смелость зверей росла с каждой минутой: не дальше как в ста саженях сидели они вокруг костров, щёлкали зубами и завывали. Лошади давно покинули торбы с лакомым овсом, жались в кучу и, прядая ушами, тревожно озирались.

Без малого час времени прошёл, а путники всё ещё сидели в осаде. До света оставаться в таком положении было нельзя; тогда, пожалуй, и костры не помогут, да и нехватит заготовленного валежника и хвороста на поддержание огня.

Но Стуколов человек бывалый, недаром много ходил по белу свету. Когда волки были настолько близко, что до любого из них палкой можно было добросить, он расставил путников по местам и велел, по его приказу, разом бросать в волков из всей силы горящие лапы.

— Раз... два... три! — крикнул Стуколов. Выступив за костры, путники пустили по горящей лапе.

Завыли звери, но когда Стуколов, схватив огромную пылающую лапу, бросился с нею вперёд, волки порскнули1 вдаль, и через несколько минут их не было слышно.

— Теперь не прибегут — молвил Стуколов, надевая шубу и укладываясь в сани.

— Дошлый ты человек, Яким Прохорович,— молвил Потап Максимыч, когда опасность миновала.—Не будь тебя,— сожрали бы они нас.

Стуколов не отвечал... Завернувшись с головою в шубу, он заснул богатырским сном.

1 По́рскнули — кинулись, быстро убежали.


Вопросы и задание.

1. Почему Потап Максимыч называет Стуколова дошлым?

2. А вы что ещё можете добавить о нём?

3. Напишите изложение по плану: 1) Как путники готовились к ночёвке в лесу. 2) Приближение волков. 3) Костры. 4) Волков прогнали.

Категория: Родная речь. 4-й класс | Добавил: shels-1 (22.01.2023)
Просмотров: 389 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]