С. Косов ТЕРЁШКИН ДЕДУШКА

I.

Терёшка ушёл в школу, а дед присел возле двора на брёвнышко и ждёт его. Он совсем старенький, Терёшкин дедушка. Руки у него тёмные, высохшие, на голове редкие белые волосы и реденькая борода. Сидит и концом батога из стороны в сторону камешки перекатывает.

Терёшки долго нет. Деду слышно, как в школе то песни поют, то на трубе играют, то в барабан бьют. Слушал, слушал дед, да и задремал — разморило его на солнышке. Голова у деда поникла и стала покачиваться, словно он постоянно кому-то кланялся. Он и не слыхал, как подбежал к нему Терёшка.

— Дединька! — закричал Терёшка, наклоняясь к дедову уху.—Меня в пионеры приняли! Смотри!

На Терёшке был новый пионерский галстук.

От радости мальчику не стоялось на месте. Он обнимал деда и говорил без умолку.

— Я, дединька, торжественное обещание заранее наизусть выучил. Я его без запинки сказал. Нас там много было — и Павлик Серёгин, и Саша Тиховидов, и Митя Говорков.

Вытянувшись в струнку и подняв руку над головой, Терёшка показывал деду, как надо отдавать салют.

Дед тоже поднял было руку, да не по-пионерски. Пальцы растопырил и ладонь выставил вперёд.

— Э-э, дединька,— сказал Терёшка,— видно, ты салют отдавать не умеешь и галстука пионерского никогда не носил.

II.

Дед поставил батожок1 между коленей и оперся на него обеими руками.

— Верно, внучек, галстука я никогда не носил. Был я совсем маленький, меньше тебя, когда на меня вместо галстука надели длинный, сажени в две, кнут.

— Кнут? Это зачем же? — удивился Терёшка.

— Телят пасти.

— А когда же учиться?

— И не учился я. Не до того мне было. В царское время в школе только богатые учились. Было нас, детей, у тятьки шесть человек. Один другого меньше. Будит раз отец меня рано- рано утром: «Вставай, Никишка!» Я и вскочил. Обул отец меня в лапти, одел в чапанишко2 и подал мне в руки кнут. Я реветь — понял, в чём дело! А тятька обмотал кнут вокруг моей шеи раз пять да из избы меня выталкивает: «Ступай к кривому Се- верьяиу в подпаски. Пора тебе в семью прибытки нести!» Что делать! Я и пошёл. Так этот кнут я лет десять таскал. Днём, бывало, телят стегаешь, а вечером, случалось, и тебя начнут.

— Тебя... дединька... кнутом стегали? — спросил Терёшка.

— Да ещё как!.. Погнали раз мы с Северьяном телят мимо барского поля. А день был дождливый-дождливый. Чапанишко мой намок, на лаптях грязи по пуду, а ты бегай, гляди, как бы телята в барские овсы не забрались. Устал я — мочи нет! Так бы, кажись, и упал и с землёй смешался. К вечеру разведрилось, потеплело. И не помню, как я за кочечкой заснул. Проснулся, гляжу — батюшки мои! — передо мной барский объездчик Федькай. Уставился он на меня красными глазищами и усы распушил. Рядом стоит Северьян, шапку в руках держит и плачет. «Эх, хамы! — кричит на нас Федькай.— Где телята! Почему овсы потравили?» Северьян на меня шапкой показывает: «Вон подпасок заснул, а мне одному не углядеть».— «А ну-ка.— говорит Федькай,— всыпь своему подпаску десяток горяченьких!» Северьян взял было мой кнут, замахнулся, а опустить на меня кнут не может. «Нет,— говорит,— жалко мальчишку. Очень он устал». А Федькай: «Жалко? А ну, дай-ка мне!» Сложил он кнут втрое. Сидя на лошади, со всего плеча он сначала Северьяна раза три огрел. Потом ударил меня. У меня шапка сразу слетела, и в своём чапанишке я запутался — лаптями на полы наступил. Свалился я, жмусь под чапаном в комок, а Федькай меня, как шар, у лошади под ногами катает. А бросил он — я лапти снял, скинул чапанишко и пустился бежать. Пришёл домой, тятьке об этом не сказываю: боюсь. Вдруг меня из подпаска прогонят! Ведь надо помогать тятьке семью кормить.

Дед замолчал, поник головой, опять стал концом батога камешки перекатывать.

III.

— Эх,— закричал Терёшка,— попался бы мне этот Федькай, я бы его так излупил, век бы он меня стал помнить!

Замолчал он, потом спрашивает:

— Так тебе, дединька, и с ребятами некогда было водиться? — Нет. Пропала моя ребячья пора.

Прижался Терёшка к деду, погладил его по плечу:

— Мы скоро в поход пойдём, дединька. в экскурсию... А завтра около школы будем сад разводить. Видишь, уже ямы накопаны, где яблоньки садить будем. Все пионеры придут — и Павлик, и Саша, и Митя... Пойдёшь, дединька, с нами новый сад разводить?

1 Бато́г, батожок — трость, посох.

2 Чапа́н — крестьянская верхняя одежда (халат, кафтан, поддёвка).


Вопросы и задания.

1. Чему радовался Терёшка?

2. Какое торжественное обещание он выучил наизусть?

3. Что рассказал дедушка о своём детстве?

4. Как пытался внучек утешить дедушку?

Придумайте заглавие в форме вопросов к каждой части рассказа.

Подробно расскажите о тяжёлом детстве дедушки.

Сравните детство дедушки и Терёшки и объясните, почему у Терёшки иное детство, чем у дедушки.

Категория: Родная речь. 4-й класс | Добавил: shels-1 (23.12.2022)
Просмотров: 237 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]