ЛИТЕРАТУРНАЯ БОРЬБА

Резкого обострения достигла в 60-е годы литературная борьба, которая развернулась между крестьянскими демократами во главе с Чернышевским, с одной стороны, и либеральными и консервативными писателями — с другой.

Ареной этой борьбы стал, в частности, журнал «Современник».

Журнал «Современник» был создан Пушкиным и начал выходить в 1836 г., за год до его смерти. Один год журнал издавался группой близких поэту людей; в 1838 г. его редактором стал профессор П. А. Плетнёв, ректор Петербургского университета. Журнал стоял вне литературных группировок, был бледным и незаметным.

В 1847 году журнал взяли в аренду Панаев и Некрасов, которые сумели сгруппировать вокруг него все лучшие литературные силы того времен: критический отдел вёл Белинский, в журнале сотрудничали Герцен, Огарёв, Тургенев, Григорович, Достоевский, Л. Толстой, Фет и др.

Однако смерть Белинского и разгул реакции, начавшийся в связи с ростом революционного движения на Западе (в 1848 г.) и в России, снизили общественный уровень журнала.

Но приближалось новое время, слышнее зазвучал голос «новых людей» — революционных демократов, и скоро два их гениальных представителя, Чернышевский и Добролюбов, вошли в редакцию «Современника» и сделали журнал революционной трибуной, орудием борьбы за свержение всех старых властей. Успех журнала возрастал с каждой новой его книжкой. «Журнал наш идёт отлично... Думаю, что много в этом «Современник» обязан Чернышевскому», — писал Некрасов.

В то же время среди сотрудников журнала наметились непримиримые разногласия. Писателям-дворянам — Тургеневу, Гончарову, Толстому, Григоровичу, Дружинину, сторонникам медленных и постепенных реформ,— был чужд«мужицкий демократизм» Чернышевского и Добролюбова, сторонников крестьянской революции. Это обострение разногласий отражало резкое размежевание классовых сил, которое наметилось в обществе накануне «освобождения». Чернышевский в ряде статей доказывал классовый характер подготовлявшейся реформы, защищал интересы трудящегося крестьянства; то же делал и Добролюбов.

Чем ближе подвигалось время к крестьянской реформе, тем очевиднее становилась невозможность сотрудничества в одном журнале взаимно чуждых по взглядам людей: Тургенева, которого, по словам Ленина, «тянуло к умеренной монархической конституции», и Чернышевского с Добролюбовым, звавших Русь «к топору».

Раскол в редакции «Современника» становился неизбежным. Последним поводом к нему послужила написанная Добролюбовым в 1860 г. статья «Когда же придёт настоящий день?» (о романе Тургенева «Накануне»). В этой статье Добролюбов предсказывал скорое появление русских Инсаровых, которые будут бороться за освобождение России, против всех угнетателей народа. Со статьёй Добролюбова Тургенев познакомился до её появления в печати и потребовал от Некрасова не печатать этой статьи. Некрасову он предъявил ультиматум: «Выбирай — я или Добролюбов». Некрасов был поставлен в крайне тяжёлое положение: с Тургеневым его связывала почти двадцатилетняя дружба, кроме того, с уходом Тургенева из журнала «Современник» лишался талантливейшего писателя. Однако идейные соображения взяли верх.

Чернышевский и Добролюбов были для Некрасова идейными и нравственными учителями. Поэт «мести и печали» решительно принял сторону Добролюбова. Статья его, хотя и с большими цензурными сокращениями, появилась в журнале, произвела огромное впечатление, и разрыв стал совершившимся фактом. Ещё раньше из журнала ушли критик и прозаик А. В. Дружинин, резко враждебно относившийся к Чернышевскому и Добролюбову, а также Л. Толстой, И. Гончаров и Д. Григорович, которым были чужды революционные позиции «Современника», сторонники «искусства для искусства» поэты А. Фет и А. Майков.

Непримиримость взглядов, разделивших в то время писателей-дворян и революционных демократов на два лагеря, отчётливо выразил в стихотворении «Отцам» поэт Гольц-Миллер:

Вы — отжившие прошлого тени,

Мы душою в грядущем живём.

Вас страшит рой предсмертных видений,—

Новой жизни рассвета мы ждём...

Мы ли, вы ли в бою победите,—

Мы — враги, и в погибели час

Вы от нас состраданья не ждите,

Мы не примем пощады от вас.

После ухода из «Современника» ряда выдающихся писателей Некрасов, Чернышевский и Добролюбов сумели сплотить вокруг журнала талантливую разночинную молодёжь и с её помощью обеспечили «Современнику» такой ошеломляющий успех, какой никогда не выпадал на долю какого-нибудь другого журнала.

Роль «Современника» в тогдашней общественной жизни была огромной. Каждая книжка журнала становилась событием. Пламенные статьи Чернышевского и Добролюбова и стихотворения Некрасова воспитывали «необузданную, дикую к угнетателям вражду», звали к борьбе и революции. Правительство было напугано революционной проповедью, звучавшей со страниц журнала. Начальник корпуса жандармов Тимашёв заявил Панаеву: «Я даю вам совет — очистить свой журнал от таких сотрудников, как Добролюбов и Чернышевский, и всей их шайки». «Чернышевского с братьями и «Современником» уничтожьте. Это враг опасный, опаснее Герцена»,— писал анонимный доносчик в охранное отделение.

Цензурные гонения усилились до небывалой степени. В ноябре 1861 г. «Современник» понёс незаменимую утрату: скончался Добролюбов. В том же году был арестован и затем осуждён на каторжные работы в Сибири талантливый поэт и переводчик М. Л. Михайлов, близкий друг Чернышевского; вскоре был сослан на каторгу и другой сотрудник «Современника» — В. А. Обручев; в тюрьме томился ранее печатавшийся в журнале молодой поэт Гольц-Миллер. Ряды сотрудников «Современника» редели с каждым днём, но с тем большей страстью оставшиеся продолжали работу.

Тогда правительство перешло на путь прямой расправы с непокорным журналом: 15 июня 1862 г. «Современник» был закрыт на восемь месяцев, а спустя три недели был арестован, заключён в Петропавловскую крепость, а затем сослан в Сибирь идейный вождь и вдохновитель журнала Н. Г. Чернышевский.

Восемь месяцев длилось вынужденное молчание «Современника», но когда в 1863 г. появился первый (двойной) номер журнала, читающая публика убедилась, что «Современник» остался верен великим традициям Чернышевского и Добролюбова. Некрасов, Салтыков-Щедрин, Помяловский, Решетников, Николай Успенский, критики-публицисты Антонович и Елисеев, поэт-петрашевец Плещеев дружно продолжали борьбу с реакцией, умело обходя цензурные препоны. Особенно велико было значение деятельности Салтыкова-Щедрина, бичевавшего в своих статьях все уродства общественной жизни тогдашней России. Воспользовавшись оплошностью цензуры, не разглядевшей социалистической направленности романа Чернышевского «Что делать?», Некрасов поместил в журнале это произведение своего заточённого друга и учителя. Роман имел неслыханный успех среди передовой молодёжи и вызвал запоздалые злобные нападки реакционной печати.

Цензурные преследования не ослабевали. «Современник» постоянно находился под угрозой закрытия, и только нечеловеческими усилиями Некрасова можно объяснить то, что журнал просуществовал ещё три с половиной года. К 1866 г. «Современник» получил уже два предостережения о закрытии, из них второе было результатом помещённого в журнале стихотворения Некрасова «Железная дорога». Цензор нашёл в этом правдивейшем стихотворении «страшную клевету, которую нельзя читать без содрогания». Направление журнала цензура определяла так: «Оппозиция правительству, крайность политических и нравственных мнений, социально-демократические стремления, наконец, религиозные отрицания и материализм».

4 апреля 1866 г. Каракозов совершил покушение на Александра II. Для борьбы с «крамолой» из Вильно был вызван и получил диктаторские полномочия генерал Муравьёв, за жестокое подавление польского восстания получивший прозвище «вешателя».

Все передовые литераторы жили в тревожном ежедневном, ежечасном ожидании обыска и ареста. Об этом времени красочно рассказал сотрудник «Современника» Елисеев: «Тот, кто не жил тогда в Петербурге и не принадлежал к литературным кругам... не может представить той паники, которая здесь происходила. Всякий литератор, не принадлежавший к направлению Каткова (М. Н. Катков — реакционный журналист.)... считал себя обречённою жертвою и был уверен, что его непременно, потому только, что он литератор, арестуют... Сотрудники «Современника», на который Катков смотрел как на очаг и притон всяких зловредных учений, тем более были уверены в неизбежности такой участи для себя».

Стало ясно, что дни «Современника» сочтены. Некрасов, как и большая часть передовых литераторов, переживал состояние крайней тревоги. Как главный редактор «Современника» Н. А. Некрасов, отдавший журналу двадцать лет жизни, предпринимал разнообразные попытки, чтобы сохранить орган передовой общественной мысли. Однако ничто не помогло. В июне 1866 г. «Современник» был снова закрыт и на этот раз — навсегда. Одновременно с ним был запрещён и другой переаовой журнал — «Русское слово», главным сотрудником которого был Д. И. Писарев, четвёртый год томившийся в Петропавловской крепости.

«Русское слово» — журнал, близкий к «Современнику», был основан в 1859 г. Талантливые статьи Писарева принесли журналу широкую известность в кругах демократических читателей и ненависть реакционеров. «Русское слово», по словам демократического деятеля 60-х годов Шелгунова, было другой стороной медали, первую сторону которой представлял «Современник». «Русское слово» было как бы дополнением к «Современнику». Разногласия, возникавшие иногда между этими журналами, отражали разногласия внутри одного, хотя и не единого, демократического лагеря. «Русское слово» до конца разделило судьбу «Современника»: в 1866 г. оба журнала были навсегда запрещены. Все лучшие статьи Писарева были напечатаны в «Русском слове», а когда этот журнал был запрещён, Писарев перешёл в некрасовские «Отечественные записки».

Резко враждебную «Современнику» и «Русскому слову» позицию занимали журналы «Библиотека для чтения» и «Русский вестник». Критик «Библиотеки для чтения» А. Дружинин выступил с программой «чистого искусства», не связанного с реальной жизнью. Он утверждал, что искусство должно отказаться от изображения действительности и оставаться чуждым всяким общественно-политическим вопросам. «Поэт,— писал Дружинин,— живёт среди своего возвышенного мира и сходит на землю, как когда-то сходили на неё олимпийцы, твёрдо помня, что у него есть свой дом на высоком Олимпе».

Взгляды Дружинина не могли иметь и не имели успеха у широких кругов общества 60-х годов. Лучшая часть русской интеллигенции следовала за Чернышевским и Добролюбовым и соглашалась с Некрасовым, говорившим: «Нет науки для науки, нет искусства для искусства — все они существуют для общества, для облагораживания и возвышения человека...» Поэты, разделявшие теории Дружинина: Фет, Майков и другие, не были популярны среди передовой части русского общества. Поэтическим вождём поколения был Некрасов, за которым шла большая группа талантливых поэтов- демократов: М. Л. Михайлов. А. Н. Плещеев, В. С. Курочкин, Д. Д. Минаев и др.

Особенно враждебную «Современнику» позицию занимал журнал Каткова «Русский вестник» (изд. с 1856 г.). В начале второй половины 50-х годов, когда борьба между крестьянскими демократами и сторонниками правительства не достигла ещё крайней остроты. Катков занимал либеральные позиции (в его журнале в 1856—1857 гг. были напечатаны, например. «Губернские очерки» Салтыкова-Щедрина), но вскоре после «освобождения», «во время первого демократического подъёма в России (начало 60-х годов XIX в.) повернул к национализму, шовинизму и бешеному черносотенству» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 18. стр. 230). Катков изо дня в день травил Герцена, Чернышевского, Писарева, клеветал на революционную молодёжь и призывал правительство к жестокой расправе с ней. «Русский вестник» был центром притяжения для многих либеральных и консервативных писателей. Поддерживаемый правительством, журнал Каткова стал своеобразным «чёрным штабом» реакции.

Категория: Русская литература | Добавил: shels-1 (12.02.2023)
Просмотров: 222 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]