ПОЭМА «КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО»

Поэма «Кому на Руси жить хорошо» (1863—1877) — вершина творчества Некрасова. Это подлинная энциклопедия русской дореформенной и пореформенной жизни, произведение, грандиозное по широте замысла, глубине проникновения в психологию люден различных классов тогдашней России, правдивости, яркости и многообразию типов. Поэме Некрасов отдал долгие годы неустанного труда, вложив в неё все сведения о русском народе, накопленные, как говорил поэт, «по словечку» в течение двадцати лет. Пожалуй, ни в одном произведении русской литературы не проявились с такой силой и правдой характер, привычки, взгляды, надежды русского народа, как в этой поэме.

Тяжёлая болезнь и смерть прервали работу Некрасова, но и то, что он успел создать, ставит поэму «Кому на Руси жить хорошо» в один ряд с самыми замечательными творениями русской и мировой художественной литературы.

Замысел и сюжет поэмы

Сюжет поэмы очень близок к народному сказу о поисках доли человеческой, о поисках счастья и правды. Герои поэмы ищут «Непоротой губернии, Непотрошённой волости, Избыткова села». Поэма открывается обычным сказочным зачином: «В каком году — рассчитывай, в какой земле — угадывай...»; столбовая «дороженька», на которой «сошлись семь мужиков»,— именно то места, где начинается действие многих народных сказок о правде и кривде. И как в сказках, спорщики расходятся во мнениях, ссорятся, а потом, при помощи чудесной птички, говорящей человечьим языком, мирятся и отправляются искать счастливого. Эти поиски им облегчает та же чудесная птичка: благодарная мужикам за то, что они спасли её птенчика, она даёт им скатерть- самобранку.

Описание того, что видели правдоискатели во время странствования по Руси, рассказы о себе воображаемых счастливых, к которым обращаются крестьяне, и составляют содержание поэмы.

Замысел поэмы несколько раз изменялся Некрасовым за время работы над ней. Поэт начал её после «освобождения» крестьян и первоначально хотел показать, что в «раскрепощённой» России все несчастливы. «Счастливым» себя должен был назвать только пьяный бедняк, пропившийся догола. С горькой иронией Некрасов тем самым как бы говорил, что, только одурманив себя водкой, могут несчастные найти себе минутное забвение.

Но поэма дописывалась в 70-е годы, годы подъёма революционного движения в стране, когда сотни и тысячи юношей и девушек шли «в народ» для революционной работы и в служении народу находили высшее счастье. Некрасов знал эту самоотверженную молодёжь и горячо сочувствовал её работе.

Молодое поколение революционеров чутко откликалось на поэтические призывы Некрасова и поддерживало с ним тесную связь. Об этом свидетельствует, например, письмо, полученное поэтом от сельской учительницы Малозёмовой, которая, говоря о поэме Некрасова, называла себя счастливой и указывала, что нашла счастье в служении народу. Тяжелобольной поэт ответил ей тёплым письмом, в котором, между прочим, говорилось: «Счастье, о котором вы пишете, составило бы предмет продолжения моей поэмы. Ей не суждено окончиться».

Поэме, действительно, было «не суждено окончиться», но в последней её части всё же дан настоящий счастливец: это Гриша Добросклонов, «народный заступник», «воплощение счастья народного».

Жизнь народа и образы крестьян в поэме

При всём многообразии типов, выведенных в поэме, её главным героем является народ, крестьянство.

Правдиво изображая тягостное положение, думы и чаяния народных масс. Некрасов ставил и разрешал важнейшие вопросы своего времени: кто виноват в народном горе, что делать, чтобы народ стал свободным и счастливым? Положение народа с предельной отчётливостью рисуется уже в начале поэмы названиями тех мест, откуда родом крестьяне- правдоискатели. Они — «временно обязанные», «Подтянутой губернии, уезда Терпигорева, Пустопорожней волости, из смежных деревень — Заплатова, Дырявима, Разутова, Знобишина, Горелова, Неелова, Неурожайна тож».

Странствуя в поисках счастливого человека, мужики проходят через Испуганную, Подстреленную и Безграмотную губернии, встречаются с жителями деревень: Босово, Адовшмна, Столбняки, Дымоглотово, Наготино и т. п. Эти названия говорят сами за себя.

На многих страницах поэмы изображена безрадостная, бесправная, голодная жизнь народа. Деревни — «селенья незавидные, что ни изба — с подпоркою, как нищий с костылём: а с крыш солома скормлена коту». У мужиков «запасы скудные», на крестьянских полях «всходы бедные», на которые «невесело глядеть». Немудрено, что целые селения «на попрошайство осенью, как на доходный промысел, идут».

Мужицкое «счастье», с горечью восклицает поэт, «дырявое с заплатами, горбатое с мозолями!» Счастливых среди крестьян нет.

Жизнь народа красноречиво обрисована в песнях «Голодная», «Барщинная», «Солдатская», «Весёлая», «Солёная» и других.

Вот, например, каким показан дореформенный барщинный мужик в одной из этих песен:

Беден, нечёсан Калинушка,
Нечем ему щеголять,
Только расписана спинушка,
Да за рубахой не знать.
С лаптя до ворота

Шкура вся вспорота,
Пухнет с мякины живот,
Верченый, крученый,
Сеченый, мученый
Еле Калина бредёт...

Реформа 1861 г. не улучшила положение народа, и недаром крестьяне говорят о ней:

Добра ты, царска грамота,
Да не про нас ты писана...

Как и прежде, крестьяне — люди, «досыта не едавшие, несолоно хлебавшие». Изменилось только то, что теперь их «вместо барина драть будет волостной».

Безмерны народные страдания. Тяжёлый, изнурительный труд не спасает от вечной нищеты, от угрозы голодной смерти. Но «почва добрая душа народа русского», и как ни страшна крестьянская жизнь, она не убила в народе лучших человеческих черт: трудолюбия, отзывчивости к чужому страданию, чувства собственного достоинства, ненависти к угнетателям и готовности к борьбе с ними.

В рабстве спасённое
Сердце свободное —
Золото, золото
Сердце народное!

Только крестьяне помогают отставному солдату, которому «тошен свет», потому что у него «хлеба нет, крова нет». Они же выручают Ермила Гирина, который «бился» с купцом Алтынниковым. Крестьяне — «люди... великие» в работе; «привычка... к труду» никогда не покидает мужика.

Поэт показал, как недовольство народа своим положением начинает переходить в открытое возмущение:

...иногда пройдёт
Команда. Догадаешься:
Должно быть, взбунтовалося
В избытке благодарности
Селенье где-нибудь!

С нескрываемым сочувствием относится Некрасов к таким крестьянам, которые не мирятся со своим бесправным и голодным существованием.

Прежде всего следует отметить семерых правдоискателей, пытливая мысль которых заставила их задуматься над коренным вопросом жизни: «Кому живётся весело, вольготно на Руси?» К числу крестьян, поднявшихся до сознания своего бесправного положения, принадлежит и Яким Нагой, понявший, кому достаются плоды крестьянского труда.

К тому же типу крестьян принадлежит и «непокорный» Агап, который на брань князя Утятина — «последыша» — ответил гневными словами:

Цыц! Нишкни!
. . . . . . . . . . . .
Сегодня ты начальствуешь,
А завтра мы последышу
Пинка — и кончен бал.

Особое место в поэме занимают образы борцов за народное дело. Таковы Ермил Гирин, попавший в острог за защиту интересов крестьян, Савелий, богатырь святорусский, и разбойник Кудеяр.

Савелий — один из тех крестьян, которые «за вотчину стояли хорошо». Это бунтарь, которого не сломили ни каторга, ни ссылка. Он «гнётся, да не ломится, не ломится, не валится». Когда иссякает народное терпение, крестьяне, подобные Савелию, поднимаются на открытую борьбу с угнетателями. Так было и с Савелием, который «в землю немца Фогеля... живого закопал». «Наши топоры лежали до поры!» — говорит он о себе. До конца своих дней Савелий сохранил твёрдость духа, мужество, сильную волю, ясный ум, нравственное достоинство, гордость и благородство. «Клеймёный, да не раб»,— отвечает он домашним, которые «честят» его «клеймёным», «каторжным». Савелий — олицетворение лучших черт характера народа: трудолюбия, бодрости, неугасимого стремления к свободе и независимости. Его «слова любимые»: «Недотерпеть — пропасть, перетерпеть — пропасть»; «Наддай! Наддай! Наддай!» — звучит призывом к борьбе за народное счастье. Люди, подобные Савелию, достойны славы, и недаром Матрёне Тимофеевне памятник народному герою Ивану Сусанину напоминает Савелия:

Стоит из меди кованный.
Точь-в-точь Савелий дедушка.
Мужик на площади.

Борцом за униженных и бесправных является и разбойник Кудеяр. Убийство угнетателя, по мнению Некрасова,— святое дело; Кудеяру, убившему угнетателя, пана Глуховского, прощаются все грехи.

Кудеяр убивает пана «богатого, знатного, первого в той стороне».

В сказе «О двух великих грешниках» можно видеть замаскированный призыв не только к паноубийству, но и к цареубийству, ибо «первыми панами» страны были русские самодержцы.

Некрасов видел и теневые стороны крестьянской жизни: суеверие, невежество, пьянство. Они порождены «крепью» и исчезнут, когда исчезнут последние остатки крепостного права. Не все крестьяне являются протестантами и бунтарями, есть и такие, которые свыклись со своим бесправным положением. Некрасовская муза была «музой мести и печали», и поэта не могло не возмущать долготерпение части народа. Особенно много таких добровольных рабов среди дворовых:

Люди холопского звания —
Сущие псы иногда...
Чем тяжелей наказания,
Тем им милей господа.

С негодованием рисует Некрасов таких холопов: в главе «Счастливые» — дворового князя Переметьева, в главе «Последыш» — Ипата, слугу князя Утятина. Первый «счастлив» тем, что у князя Переметьева он был «любимый раб». Этому «счастливцу» странники сурово заявляют:

«Проваливай! У нас вино мужицкое,
Простое, не заморское.
Не по твоим губам!»

Образ Ипата, лакея князя Утятина, прекрасно раскрывается его собственными словами: «Я князей Утятиных холоп — и весь тут сказ!» Образ этого «чувствительного холуя», с восторгом вспоминающего об издевательствах барина над ним, вызывает отвращение поэта. Ипат — один из тех, по выражению Герцена, «фанатиков рабства», о которых Ленин впоследствии писал: «Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 13, стр. 38).

С особенным гневом писал Некрасов о тех крестьянах, которые способны предать своих братьев по классу. Таков староста Глеб, из корысти согласившийся уничтожить вольную, данную его барином крестьянам:

На десятки лет, до недавних дней.
Восемь тысяч душ закрепил злодей...

«Иудин грех не прощается»,— говорит поэт. С удовлетворением отмечал Некрасов, что сам народ беспощадно расправляется с предателями и шпионами из собственной среды. Так. Егорку Шутова, шпиона, крестьяне, как сквозь строй, прогоняют через четырнадцать деревень. «Гнус-человек!» — говорят мужики о нём и добавляют: «Не бить его, так уж кого и бить?»

Образ жещины-крестьянки

«Жгучее беспокойство», которое испытывал Некрасов, думая о судьбе крестьянской женщины, сказалось и в поэме «Кому на Руси жить хорошо». Судьбе крестьянки посвящены многие отдельные эпизоды поэмы и целиком — вся вторая её часть. На судьбе Матрёны Тимофеевны, героини второй части поэмы, поэтом показана типичная биография русской крестьянки. Радостной была её жизнь только в раннем детстве и то потому, что ей «счастье в девках выпало»: У неё была «хорошая, непьющая семья», говорит Матрёна Тимофеевна. Но даже в этой заботливой, ласковой семье ей пришлось начать трудиться «по пятому годку».

Тяжёлый труд, однако, не сломил её.

И добрая работница.
И петь-плясать охотница
Я смолоду была...—

говорит о себе Матрёна Тимофеевна.

В соответствии с народным представлением о женской красоте Некрасов любовно рисует портрет труженицы-крестьянки:

Матрёна Тимофеевна
Осанистая женщина.
Широкая и плотная.
Лет тридцати осьми.

Красива: волос с проседью,
Глаза большие, строгие,
Ресницы богатейшие,
Сурова и смугла.

Счастья на долю ей выпало мало. Выйдя замуж, она «попала с девичьей холи в ад». Издевательства мужниной родни, смерть любимого ребёнка, побои, вечный каторжный труд, постоянная нужда — вот как сложилась её жизнь. «Во мне,— говорит Матрёна Тимофеевна,—

Нет косточки неломаной,
Нет жилочки нетянутой...»

«Многокручинной», «многострадальной» женщине-крестьянке нет счастья на Руси — к такому выводу приводит Некрасов читателя. О том же говорит странникам и сама Матрёна Тимофеевна: «Не дело — между бабами счастливую искать».

Но мучительная, полная лишений и страданий жизнь не принизила характера крестьянки, не превратила её в бессловесную покорную рабыню. В ней зреет протест, она живёт «с гневом на сердце», помнит, что «обиды смертные» прошли по ней «неотплаченные». «Я потупленную голову, сердце гневное ношу»,— говорит Матрёна Тимофеевна.

Этот святой гнев — залог грядущего счастья русской женщины, в душе которой таятся сокровища добра, любви, верности, ума и благородства. Вот почему, как ни велика скорбь поэта, когда он думает о бесправной жизни придавленной горем русской крестьянки, он твёрдо верит в её будущее.

Образы помещиков

Целая галерея образов помещиков проходит перед читателем поэмы Некрасова. На помещиков Некрасов смотрит глазами крестьянина, без всякой идеализации и сочувствия рисуя их образы. Эту сторону некрасовского творчества отметил В. И. Ленин, когда писал: «Еще Некрасов и Салтыков учили русское общество различать под приглаженной и напомаженной внешностью образованности крепостника-помещика его хищные интересы, учили ненавидеть лицемерие и бездушие подобных типов...» (В. И. Ленин, Сочинения, т.. 13, стр. 40).

Сатирически-гневно рассказывает Некрасов о паразитической жизни помещиков в недавнем прошлом, когда «дышала грудь помещичья свободно и легко». Барин, владевший «крещёной собственностью», был полновластным царьком в своей вотчине, где всё ему «покорствовало».

Ни в ком противоречия,
Кого хочу — помилую.
Кого хочу — казню...—

вспоминает о былом помещик Оболт-Оболдуев. В условиях полной безнаказанности, бесконтрольного произвола складывались и правила поведения помещиков, их привычки и взгляды:

Закон — моё желание!
Кулак — моя полиция!
Удар искросыпительный.
Удар зубодробительный, 
Удар скуловорррот!..

Отмена крепостного права «ударила одним концом по барину, другим по мужику». Без всякого сожаления говорит поэт о том, как «под топором крестьянина» валятся дворянские парки, как «по кирпичику» разбираются господские дома. Сатирическое отношение Некрасова к барам сказывается и в тех фамилиях, которыми он наделяет их: Оболт-Оболдуев, Утятин — «Последыш»,— и в их портретных характеристиках.

Особенно выразителен в поэме образ князя Утятина — «Последыша». Это барин, который «весь век чудил, дурил». Жестоким деспотом-крепостником остаётся он и после 1861 г. Совершенно не зная своих крестьян, «Последыш» отдаёт нелепые распоряжения по вотчине: приказывает на «вдове Терентьевой женить Гаврилу Жохова, избу поправить заново, чтоб жили в ней, плодилися м правили тягло!» Мужики хохотом встречают этот приказ, так как «той вдове — под семьдесят, а жениху — шесть лет!» Глухонемого дурака «Последыш» назначает сторожем, пастухам приказывает унимать стадо, чтобы коровы своим мычанием не будили барина.

Нелепы не только «дурацкие приказы» «Последыша», ещё более нелеп и странен он сам, упорно не желающий примириться с отменой крепостного права. Карикатурен и его внешний облик:

Нос клювом, как у ястреба,
Усы седые, длинные
И — разные глаза:
Один здоровый, светится,
А левый — мутный, пасмурный,
Как оловянный грош!

Крутым самодуром-угнетателем показан и помещик Шалашников, «воинскою силою» покорявший собственных крестьян. Ещё более жесток управляющий немец Фогель. При нём «настала каторга корёжскому крестьянину — до нитки разорил!»— говорит Савелий.

Презрение к труду и трудящимся, чванство своим паразитическим существованием, неумение и нежелание трудиться, высокомерие, спесь и жестокость — таковы типические черты характера помещиков, изображённых в поэме «Кому на Руси жить хорошо».

Мужики и барин — непримиримые, вечные враги. «Хвали траву в стогу, а барина в гробу»,— говорит поэт. Пока существуют господа, нет и не может быть счастья крестьянину — вот тот вывод, к которому с железной последовательностью приводит Некрасов читателя поэмы.

Образ «народного заступника»

В противовес отталкивающим образам угнетателей народа в поэме нарисован светлый и благородный образ «народного заступника». Им является семинарист Гриша Добросклонов — сын «батрачки безответной» и сельского дьячка, жившего «беднее захудалого последнего крестьянина». Голодное детство, суровая юность сблизили его с народом, ускорили духовное созревание и определили жизненный путь Гриши:

...лет пятнадцати
Григорий твёрдо знал уже.
Что будет жить для счастия
Убогого и тёмного
Родного уголка.

Многими чертами своего характера Гриша напоминает Добролюбова. Как и Добролюбов, Гриша Добросклонов — борец за народное счастье; он хочет быть первым там, «где трудно дышится, где горе слышится».

Образом Григория Некрасов давал ответ на вопрос: что делать борцу за народные интересы?

Иди к униженным.
Иди к обиженным —
Там нужен ты.

Григорий становится в ряды тех. кто готов «на бой, на труд за обойдённого, за угнетённого». Мысли Гриши постоянно обращены «ко всей Руси загадочной, к народу». В его душе «с любовью к бедной матери любовь ко всей вахлачине слилась». Григорий — верный сын народа. В образе Гриши Добросклонова Некрасов видит представителя трудовой народной массы, кровно с ней связанного: «Как ни темна вахлачина», как ни забита барщиной и рабством, она, «благословясь, поставила в Григорье Дсбросклонове такого посланца». Ему чужды заботы о личном благополучии, для него «доля народа, счастье его, свет и свобода прежде всего».

Некрасовский революционер готов отдать свою жизнь за то, чтоб «каждому крестьянину жилось вольготно-весело на всей святой Руси».

Гриша не одинок. На «честные пути», в бой за «честное дело» вышли уже сотни людей, подобных ему. Ему, как и другим борцам,

...судьба готовила
Путь славный, имя громкое
Народного заступника,
Чахотку и Сибирь.

Но Гришу не пугают предстоящие испытания, потому что он верит в торжество того дела, которому посвятил свою жизнь. Он знает, что его родине «суждено ещё много страдать», но верит в то, что она не погибнет, и поэтому чувствует «в груди своей силы необъятные». Он видит, что многомиллионный народ пробуждается к борьбе:

Рать подымается
Неисчислимая!
Сила в ней скажется
Несокрушимая!

Эта мысль наполняет его душу радостью и уверенностью в победе.

На основной вопрос поэмы — кому на Руси жить хорошо? — Некрасов отвечает образом Гриши Добросклонова, «народного заступника». Вот почему поэт говорит:

Быть бы нашим странникам под родною крышею.
Если б знать могли они, что творилось с Гришею.

Труден, но прекрасен путь, по которому идёт Гриша Добро- склонов. На этот путь вступают «лишь души сильные, любвеобильные». На нём ждёт человека подлинное счастье, ибо счастлив может быть только тот, говорит Некрасов, кто себя отдаёт борьбе за благо и счастье народа.

Художественные особенности поэмы «Кому на Руси жить хорошо»

Поэма «Кому на Руси жить хорошо» — произведение о народе, его жизни, труде и борьбе. Г. И. Успенскому Некрасов говорил, что он хотел создать книгу «полезную, понятную народу и правдивую». Такой поэма и получилась. Это произведение о народе и для народа. Стремясь создать произведение, понятное и близкое народу, поэт обратился к духовным сокровищам, созданным самим народом. Таким сокровищем явилось для поэта устное народное творчество. В нём, как в зеркале, отражается духовная жизнь народа, его мысли, надежды, быт. Некрасов называл народную поэзию «хранилищем русской народности». К художественному творчеству народа поэт обращался в течение всей жизни. Об этом красноречиво говорят хотя бы такие его произведения, как «Мороз — Красный нос», «Коробейники», «Зелёный шум» и др.

Особенно высоко поэт ценил те произведения устного народного творчества, в которых звучали гнев, ненависть и протест крестьянства против векового угнетения и бесправия. Некрасов воспользовался народной поэзией не только для того, чтобы сделать свои произведения доступными народу, но и для того, чтобы показать необыкновенную талантливость народа, его духовную мощь, воздействовать на народ в революционно-демократическом духе.

Сам поэт был глубоким знатоком народного творчества. Много устно-поэтических материалов хранилось в его записях, ещё большее богатство хранил он в своей удивительной памяти. Кроме того, Некрасов воспользовался сборниками народных сказок, песен, причитаний, загадок, пословиц и поговорок, собранных крупными учёными его времени: Рыбниковым, Барсовым, Далем, Афанасьевым и др.

Связь поэмы с народным творчеством

Из этих сборников Некрасов выбирал, бережно перерабатывая, те материалы, которые свидетельствовали о неостывающей ненависти народа к своим угнетателям. Такими социально заострёнными являются, например, многие пословицы и поговорки, встречающиеся в поэме: Хвали траву в стогу, а барина в гробу; Рабочий конь солому ест, а пустопляс — овёс; Солдаты шилом бреются, солдаты дымом греются; Под бороной спасается от частого дождя; Наши топоры лежали до поры; С работы, как ни мучайся, не будешь ты богат, а будешь ты горбат; Горда свинья: чесалася о барское крыльцо. О том, как бережно. Некрасов использовал нужный ему подлинный фольклорный материал, можно судить по следующему примеру: у Вл. Даля поэт встретил пословицу: «Мы и там (в аду.— Ред.) служить будем на бар: они будут в котле кипеть, а мы станем дрова подкладывать». В поэме мужики так говорят о себе и господах:

В кромешный ад провалимся.
Так ждёт и там крестьянина
Работа на господ!
— Что ж там-то будет, Климушка?
— А будет, что назначено:
Они в котле кипеть,
А мы дрова подкладывать!

Связь с народным творчеством проявилась, как уже было сказано, и в сюжете поэмы, отмеченном печатью сказочности. Сказочными являются и такие персонажи, как чудесная птичка, говорящая человеческим голосом, и скатерть-самобранка, облегчившая странникам поиски счастливого. Элементы сказочной фантастики, имеющиеся в поэме, не помешали ей остаться реалистическим произведением, правдиво и полно показывающим все стороны современной Некрасову действительности. Поэт использует приём народного творчества в зачине поэмы. Для усиления впечатления от него Некрасов прибегает к приёму многократного повтора. При встрече с каждым новым лицом странники повторяют, кто они, откуда родом и о чём поспорили. Повторяют они и рассказ о той «заботушке», которая «повыжила» их из домов, «раздружила» с работой, «отбила от еды», и своё решение:

В домишки не ворочаться.
Не видеться ни с жёнами.
Ни с малыми ребятами.
Ни с стариками старыми.
Покуда спору нашему

Решенья не найдём.
Покуда не доведаем.
Как ни на есть,— доподлинно.
Кому жить любо-весело,
Вольготно на Руси.

Повтор — частый приём устной народной поэзии, и Некрасов им пользуется во многих местах поэмы. Почти целиком на материале народного творчества построена вторая часть поэмы — «Крестьянка».

Так, почти без изменений вошли в поэму песни: «Мой постылый муж подымается», «Спится мне, младенькой, дремлется» и др.

На основе записи Рыбникова были созданы обращение девушки-невесты к жениху: «Ты стань-ка, добрый молодец, против меня прямёхонько», и плач матери по выдаваемой замуж дочери: «Чужая-то сторонушка не сахаром посыпана, не мёдом полита».

Из сборника Барсова Некрасов почерпнул материал для скорбного плача матери по умершему ребёнку:

Ой, плотнички-работнички!
Какой вы дом построили
Сыночку моему?

Окошки не прорублены,
Стеколышки не вставлены,
Ни печи, ни скамьи!

Рассказывая о горькой доле русской крестьянки, Некрасов особенно часто обращался к книге Барсова «Причитания Северного края». Эта книга представляла собой записи «плачей» талантливейшей сказительницы Ирины Федосовой, неграмотной крестьянки, обладавшей большим поэтическим даром и редкостной памятью: она помнила наизусть около тридцати тысяч стихов. Гневные, протестующие песни Федосовой были близки и дороги Некрасову, потому что в них воплотились муки, горе и ненависть народа к угнетателям. «Плачи» и «причитания» Федосовой легли,, в частности, в основу главы «Дёмушка».

В поэме использовано большое количество народных загадок. Таковы загадки про эхо, снег, мельницу, замок, топор, звёздное небо, вечерние тени, колосья и т. д. Чаще всего Некрасов даёт их вместе с отгадкой:

Проснулось эхо гулкое...
. . . . . . . . . . . . . . .
Никто его не видывал,
А слышать всякий слыхивал,
Без тела — а живёт оно,
Без языка — кричит.

Пришла весна — сказался снег!
Он смирен до поры:
Летит — молчит, лежит — молчит,
Когда умрёт, тогда ревёт.

Народно-поэтические материалы, введённые в поэму, стали естественными составными её элементами. Это случилось потому, что Некрасов удивительно верно угадал дух народной поэзии, и потому, что его собственная поэтическая манера была подлинно народной. Внутренняя близость между творчеством народа и поэзией Некрасова оказалась настолько тесной, что многие песни, созданные им по образцу народных: «Весёлая», «Барщинная», «Голодная», «Солёная», «Солдатская», «Есть у Пахомушки жёнка да дети» и др.,— вошли в песенный обиход народа. Некрасов не только черпал из народных поэтических родников, но и сам обогащал народ своими поэтическими созданиями.

Язык и стих поэмы

Язык поэмы отличается той простотой, сжатостью и меткостью, которые характеризуют речь народа. Поэма, главным героем которой является народ, и не могла быть написана иным языком. Некрасов восхищался силой, красотой и сочностью народного слова, «какого не придумаешь, хоть проглоти перо». Народный язык, которым написана поэма, свидетельствовал о поэтической одарённости русского крестьянства, духовном величии народа — творца этого изумительного языка.

Народность поэмы сказалась на всех её изобразительных средствах, в частности — в сравнениях. На жизнь Некрасов смотрел глазами народа, события, людей и поступки расценивал с народной точки зрения, и поэтому сравнения, вошедшие в авторский язык поэмы, по своему характеру не отличаются от сравнений, которыми пользуются пахари — герои поэмы. Так, рисуя портрет Якима Нагого, портрет, приобретающий значение обобщающего символа, поэт пишет:

...У глаз, у рта
Излучины, как трещины
На высохшей земле;
И сам на землю-матушку
Похож он: шея бурая.

Как пласт, сохой отрезанный.
Кирпичное лицо.
Рука — кора древесная,
А волосы — песок.

Сходным образом характеризуют Якима Нагого и крестьяне, рассказывающие о нём:

Живёт — с сохою возится,
А смерть придёт Якимушке —
Как ком земли отвалится,
Что на сохе присох...

Большая часть сравнений, щедро рассыпанных в поэме, взята из мира природы, из крестьянской жизни:

Дорога стоголосая
Гудит, что море синее;

Облака дождливые,
Как дойные коровушки,
Идут по небесам.

Смеётся солнце красное.
Как девка из снопов.

Толпа без красных девушек.
Что рожь без васильков.

Многие сравнения замечательны не только своей поэтической красотой, но и силой крестьянского гнева и горя, которые запечатлены в них:

У каждого крестьянина
Душа, что туча чёрная,—
Гневна, грозна — и надо бы
Громам греметь оттудова.
Кровавым лить дождям...

...Песня складная
Широко, вольно катится.
Как рожь под ветром стелется,
По сердцу по крестьянскому
Идёт огнём-тоской.

Брань господская.
Что жало комариное.
Мужицкая — обух.

Каждый из героев поэмы говорит своим особым языком. Речь крестьян отличается простотой и сочностью. Правдиво передавая речь народа, Некрасов, когда это диктуется поэтической необходимостью, прибегает к вульгаризмам:

Мужик, что бык: втемяшится
В башку какая блажь,
Колом её оттудова
Не выбьешь...

Чего орал, куражился?
На драку лез, анафема?
Иди скорей да хрюкалом
В канаву ляг, воды испей,
Авось, соскочит дурь!

Иной кажется речь попа или дьячка, пересыпанная такими словами, как пажити, благодушество, вертоград христов, аминь, роптать на бога грех и т. д.

Речь героев поэмы является прекрасным средством их характеристики. Так, например, степенная речь старосты Власа, любимого мужиками, резко отличается от речи подставного бурмистра Климки Лавина, который «каких-то слов особенных наслушался: атечество, Москва первопрестольная, душа великорусская; я — русский мужичок!»

По своему характеру стихи некрасовской поэмы примыкают к народным стихам. Некрасов воспользовался всеми приёмами устной народной поэзии: постоянными эпитетами (сыра земля, ярый воск, чёрны вороны, ветры буйные и т. д.), отрицательными сравнениями (не ветры воют буйные, не мать-земля колышется...), зачинами, повторами, гиперболами и т. д.

Большая часть поэмы написана белыми, т. е. нерифмованными, стихами. Но белый стих очень гибко соединён в поэме с рифмованными строками, образует с ними как бы единый благородный сплав. Рифмованные строки и отдельные законченные стихотворения близки народно-песенным образцам. Прекрасным примером может служить «плач» Матрёны Тимофеевны, обращение к умершим заступникам-родителям — «Я пошла на речку быструю»:

На кого вы дочь покинули,
Что без вас я выношу?
Ночь — слезами обливаюся,
День — как травка, пристилаюся...
Я потупленную голову,
Сердце гневное ношу!..

В духе народной поэзии Некрасов рифмует грамматически однородные слова: глагол с глаголом (обливаюся — пристилаюся), существительное с существительным (куста — сирота), прилагательное с прилагательным (искросыпительный — зубодробительный, неисчислимая — несокрушимая).

Иногда, поэт пользуется составными рифмами (головы — голы вы, топоры — до поры). На материале народной поэзии основаны и очень близкие духу народной песни рифмованные сказы: «О двух великих грешниках» и «Крестьянский грех».

Взятый в целом стих некрасовской, поэмы отличается сказовым, разговорным характером, легко переходящим в песню. Стих поэмы «Кому на Руси жить хорошо» музыкален и певуч, глубоко эмоционален. Он полно выражает радость и печаль, гнев и жалость, презрение и любовь, окрашен то в тона беспощадно бичующей сатиры, то лёгкого, лукавого юмора.

Особенности художественного мастерства Некрасова

Некрасов — народный поэт, выразивший в своём творчестве думы и надежды народа с такой силой, как ни один поэт до него.

Уже к концу 40-х годов Некрасов создал целый ряд произведений, героями которых были простые люди из народа. Важнейшей чертой этих произведений было стремление к правдивому изображению реальной жизни. В жизни, а не в вымыслах черпал Некрасов темы, сюжеты, образы для своих произведений. Его муза научилась «не робеть перед правдой-царицею».

Когда в 50-х годах в общественной жизни страны всё большую и большую роль стали играть разночинцы, они нашли в Некрасове своего поэта. Новому времени нужны были новые песни, и эти песни сумел создать Некрасов. «Такого поэта, как Вы, у нас ещё не было»,— писал ему Чернышевский.

Творчество Некрасова формировалось под сильнейшим влиянием Белинского и Чернышевского. Эстетическая теория Чернышевского нашла блестящее воплощение в поэзии Некрасова. Его стихи правдиво воспроизводили жизнь во всей её сложности и полноте, объясняли жизнь и учили произносить приговор над жизнью. Некрасовская поэзия ставила и помогала разрешать крупнейшие общественные вопросы. Он старался писать так, чтобы «словам было тесно, а мыслям просторно»; обращаясь к соратникам по творчеству, говорил:

Форме дай щедрую дань.
Временем: важен в поэме
Стиль, отвечающий теме.

Некрасов ввёл в литературу новые темы и новых героев. Поэт крестьянской демократии, он не мог писать так, как писали дворянские поэты его времени — Фет, Майков, Случевский и др. Он выработал особый поэтический стиль. Характерным признаком некрасовской поэзии является опрощение языка. В его творчестве зазвучали такие темы и такие слова, которые до Некрасова считались совершенно непоэтическими. Вот пример некрасовского стиха:

Савраска увяз в половине сугроба,—
Две пары промёрзлых лаптей.
Да угол рогожей покрытого гроба
Торчат из убогих дровней.
. . . . . . . . . . . . . .
Трогай, Саврасушка, трогай!
Натягивай крепче гужи!
Служил ты хозяину много,
В последний разок послужи!..

Лапти, рогожа, дровни, гужи получили в стихе Некрасова права гражданства. Появление этих и им подобных слов в творчестве Некрасова оправдывалось поэтической необходимостью, сюжетами, темами и образами его произведений. Это был «стиль, отвечающий теме».

Любители «изящного» были возмущены творчеством Некрасова. Отвечая этим любителям изысканной поэзии, Некрасов говорил:

Наша муза парит невысоки,
Но мы пишем не лёгкий сонет.
Наше дело исчерпать глубоко
Воспеваемый нами предмет.

И с этой задачей «исчерпать глубоко» новые темы, дать ответ на вопросы, которые волновали передовое общество, Некрасов блестяще справился.

Борясь за опрощение поэтического языка, за сближение поэзии с жизнью, Некрасов смело вводил в свои стихи самые прозаические слова, тем самым расширяя поэтический словарь и разрушая застывшие формы дворянской поэзии.

В его стихах мы найдём такие прозаические слова, как городовой, подчасок, либерал-идеалист и т. д. Он не боялся насыщать свои стихи словами, взятыми из газетного языка;

Производитель работ
Акционерной компании,
Сдавший недавно отчёт
В общем годичном собрании...

Поэтическая фраза Некрасова часто носит разговорный, будничный характер:

Однако же речь о крестьянке
Затеяли мы, чтоб сказать.
Что тип величавей славянки
Возможно и нынче сыскать.

Как впоследствии Маяковский, Некрасов вводил разговорные, бытовые интонации в свои стихи, вовсе, однако, не снижая этим художественного уровня произведений. С замечательным мастерством передаёт он речь горожан, чиновников:

— Государь мой! Куда вы бежите? —
«В канцелярию; что за вопрос?
Я не знаю вас!» — Трите же, трите
Поскорей, бога ради, ваш нос!
Побелел! — «А! Весьма благодарен!»
— Ну, а мой-то? — «Да ваш лучезарен!»
— То-то! Принял я меры.— «Чего-с?»

Не менее ярко передана Некрасовым своеобразная речь крестьян, бар, попов, купцов. Блестящие образцы таких речевых характеристик во множестве рассыпаны в его произведениях, особенно в поэме «Кому на Руси жить хорошо».

Важнейшей отличительной чертой поэзии Некрасова являются народно-песенные мотивы, пронизывающие всё его творчество. Его стихи нередко вырастали из народных песен и так правдиво передавали образ мыслей и характер чувствований народа, что в свою очередь входили в песенный обиход народа. До сих пор, например, поются некрасовские стихи из поэмы «Коробейники»: «Ой полна, полна коробушка, есть.и ситцы и парча...»

На поэтическом использовании певучей народной речи и устного народного творчества целиком основано замечательное творение Некрасова — поэма «Кому на Руси жить хорошо».

ЗНАЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА НЕКРАСОВА

Некрасов был идейным соратником великих революционных демократов — Чернышевского и Добролюбова. В течение тридцати лет (1847—1877) он стоял во главе двух лучших русских журналов («Современник» и «Отечественные записки»), В его поэзии нашла своё бессмертное воплощение целая эпоха нашего общественного развития. Он явился поэтическим вождём боевого поколения 60—70-х годов. Его гневная, страдальческая поэзия оказала могучее воздействие не только на революционную молодёжь, но и на великих реалистов кисти — художников-«передвижников», для которых он был признанным учителем и другом. Некрасов сблизил поэзию с народом, ввёл в литературу новые темы и образы, обновил и расширил поэтический словарь. Его поэтический голос, как и голос Пушкина, «был эхом русского народа». Вот почему В. И. Ленин, любивший Пушкина, «любил и великолепно знал,— по словам Н. К. Крупской,— Некрасова. Чуть не наизусть выучил Некрасова».

Воздействие некрасовской поэзии испытали на себе советские поэты Маяковский, Исаковский, Твардовский, Сурков и др. Глубоко прав был А. В. Луначарский, когда писал: «Не принижая ни на минуту великих алтарей Пушкина и Лермонтова... мы всё же говорим — нет в русской литературе, во всей литературе такого человека, перед которьш с любовью и благоговением склонялись бы ниже, чем перед памятью Некрасова!»

Категория: Русская литература | Добавил: shels-1 (28.02.2023)
Просмотров: 198 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]