«ВОЙНА И МИР»

История создания романа

Шестидесятые годы — время работы Толстого над романом «Воина и мир» (1864—1869) — были периодом напряжённой классовой борьбы, развернувшейся вокруг крестьянского вопроса. Реформа 1861 г. не разрешила по существу вопроса о крестьянине, о его взаимоотношениях с помещиком. Многочисленные восстания, которыми ответило крестьянство на реформу, наглядно показывали недовольство и возмущение, вызванные реформой в крестьянской массе. Проблема «мужика» по-прежнему стояла в центре общественного внимания. В публицистике и художественной литературе с особой остротой ставились и освещались проблемы крестьянства и дальнейшего развития страны. Появляется особый интерес к произведениям, ставящим острые политические, философские и исторические вопросы. В свете исторического прошлого рассматриваются важнейшие вопросы эпохи.

Вот в этой-то общественной и литературной атмосфере и возникает у Л. Толстого мысль об историческом романе, но таком, который на материале истории дал бы ответ на жгучие вопросы современности у Толстой задумал столкнуть две эпохи: эпоху первого революционного движения в России — эпоху декабристов, и 60-е годы — эпоху революционных демократов.

К эпопее «Война и мир» Толстой подошёл от романа «Декабристы». В 1856 г. после смерти Николая I были амнистированы оставшиеся в живых декабристы. Возвращение их из Сибири возбудило естественный интерес к ним в русском обществе. В связи с этим у Толстого и зарождается тема романа «Декабристы». В нём Толстой предполагал описать семью декабриста, возвратившегося из Сибири. Но скоро он бросил начатое и перешёл к 1825 г., эпохе «заблуждений и несчастий» своего героя, а затем «другой раз бросил начатое и стал писать со времени 1812 года», желая показать молодость декабриста, совпавшую по времени с Отечественной войной. Но ему, как он сам отмечает, было «совестно» писать о торжестве России в борьбе с Бонапартом, и он переходит к эпохе 1805—1806 гг., времени «неудач» и «срама» России. Так, отойдя от 1856 к 1805 г., Толстой намеревается «провести уже не одного, а многих... героев и героинь через исторические события 1805, 1807, 1812, 1825 и 1856 годов».

Этот грандиозный замысел Толстой не осуществил. Но в связи с введением в роман исторических событий рамки его значительно расширились. Появились исторические деятели эпохи — Александр I, Наполеон, Кутузов, Сперанский и другие; более сложным стал жизненный путь основных персонажей романа — Андрея Болконского и Пьера Безухова; в роман вошёл — в качестве одного из основных героев — народ.

Так углубился в процессе работы идейный замысел писателя. Решив вначале показать только помещичью Россию, дворянство. Толстой в окончательной редакции романа нарисовал широчайшую картину жизни помещичьей и крестьянской России, дал изображение борьбы народа за свободу в первую четверть XIX в.

Работая над эпопеей «Война и мир», Толстой, по его словам, «любил мысль народную вследствие войны 12 года». «Я старался,— говорил он,— писать историю народа».

Показав решающую роль народа в исторических событиях общенационального значения, Толстой создал особый жанр романа, грандиозную по охвату жизни и масштабам повествования реалистическую эпопею.

Столичное и поместное дворянство

В романе очень широко показан быт помещичьей России и мир аристократического барства. Здесь даны представители различных слоёв дворянства: с одной стороны — высшая бюрократическая и придворная знать (Курагины, Шерер и др.), с другой — московское разоряющееся барство (Ростовы), наконец,— независимая, оппозиционно настроенная аристократия (старик Болконский, Безухов). Особую группу составляет «гнездо штабных влиятельных людей».

Толстой рисует все эти слои дворянства в различном освещении, в зависимости от того, насколько они близки к народу — к его духу и мировоззрению.

Особенную неприязнь вызывают в Толстом люди типа Василия Курагина. Светский человек, карьерист и эгоист, князь Курагин стремится стать одним из наследников умирающего богатого вельможи — графа Безухова, а когда это не удаётся ему, он ловит богатого наследника — Пьера — и женит его на своей дочери — бездушной кокетке Элен.

Устроив эту свадьбу, он мечтает о другой: женить своего «беспокойного дурака» Анатоля на богатой княжне Болконской. Прочных убеждений, твёрдых моральных принципов Курагин не имеет. Удивительно метко и ярко показывает это Толстой в поведении и высказываниях князя Василия в салоне Шерер, когда речь шла о возможности назначения Кутузова главнокомандующим. Хищничество, бездушие, беспринципность, умственная ограниченность, вернее, скудоумие являются характерными чертами Курагиных — отца и детей.

Неотразимую силу обличения Толстым великосветских вельмож подчёркивал Щедрин: «А вот наше так называемое высшее общество граф (Толстой.— Ред.) лихо прохватил».

В сатирическом освещении даны и завсегдатаи салона фрейлины Шерер во главе с самой хозяйкой. Интриги, придворные сплетни, карьера и богатство — вот их интересы, вот чем они все живут. Всё в этом салоне противно Толстому, как пропитанное насквозь ложью, фальшью, лицемерием, бездушием, актёрством. В этом кругу светских людей нет ничего правдивого, простого, естественного, непосредственного. Их речи, жесты, мимика и поступки определяются условными правилами светского поведения. Это расчётливое позёрство людей светской среды Толстой подчёркивает сравнением салона Шерер с прядильной мастерской, с машиной, механически выполняющей свою работу: «Анна Павловна... одним словом или перемещением опять заводила равномерную приличную разговорную машину». Или ещё: «Вечер Анны Павловны был пущен. Веретёна с разных сторон равномерно и не умолкая шумели».

К этой же категории светских людей относятся и такие карьеристы, как Борис Друбецкой и Берг, цель жизни которых — быть на виду, суметь получить «тёпленькое местечко», богатую жену, создать себе видную карьеру, пробраться к «верхам».

Беспощаден Толстой к администраторам, вроде Растопчина, которые были чужды народу, презирали народ и были презираемы народом.

Касаясь представителей власти — и гражданской, и военной,— Толстой показывает антинародность этой власти, бюрократизм и карьеризм подавляющего большинства её носителей. Таков, например, Аракчеев — правая рука Александра I, этот «верный исполнитель и блюститель порядка и телохранитель государя... исправный, жестокий и не умеющий выражать свою преданность иначе, как жестокостью».

Иначе рисует писатель поместное дворянство, представленное в романе Ростовыми и Ахросимовой. Не скрывая бесхозяйственности и безалаберности Ильи Андреевича Ростова, приведших семью к разорению, Толстой с большой силой подчёркивает положительные фамильные качества членов этой семьи: простоту, жизнерадостность, радушие, гостеприимство, доброе отношение к дворовым и крестьянам, любовь и привязанность друг к другу, честность, отсутствие узкоэгоистических интересов.

Расточительность и бесхозяйственность старого графа исчезают у его детей. Сын его Николай, женившись на Марье Болконскрй, становится хозяйственным барином, любующимся трудолюбивыми крестьянами. Секрет успеха Николая Толстой хочет видеть во внимании его к мужику, в умении перенять хозяйственный опыт крестьянина. «Он всеми силами души любил этот наш русский народ и его быт и потому только понял и усвоил себе тот единственный путь и приё.м хозяйства, которые приносили хорошие результаты». Он вёл хозяйство по-старому, не признавая никаких нововведений, особенно английских, и крестьяне, по словам Толстого, любили его: «...долго после его смерти в народе хранилась набожная память об его управлении. «Хозяин был... Наперёд мужицкое, а потом своё. Ну, и потачки не давал. Одно слово — хозяин».

Толстой затушёвывает жестокую систему помещичьего крепостного хозяйствования и выдвигает как идеал жизнь патриархального крестьянства.

С несомненной симпатией показана Толстым независимая и гордая семья Болконских: упрямый и властный старик, не склоняющий ни перед кем головы, не лишённый черт самодурства и тяжёлый в семейном быту, но образованный, честный, оппозиционно настроенный к придворным кругам и бюрократам-карьеристам (великолепна сцена приёма им в Лысых Горах князя Курагина); человек твёрдой воли, умный, ищущий смысла жизни князь Андрей и кроткая княжна Марья.

Толстой любовно описывает поместное дворянство. В семьях Ростовых и Болконских да ещё в Пьере Безухове и Ахросимовой, умной, прямой, сердечной женщине. Толстой видит русские народные начала, которые он резко противопоставляет началам буржуазно-европейским, воплощённым в представителях городского дворянства. Эти семьи поместных дворян ближе к народу, к его правде.

В огромной эпопее Толстого есть несколько героев, судьбу которых он раскрывает особенно внимательно. К числу их принадлежат прежде всего Андрей Болконский и Пьер Безухов.

Образ Андрея Болконского

Знакомя читателей с Андреем Болконским, Толстой рисует портрет своего героя. Князь Андрей Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определёнными и сухими чертами. В салоне Шерер, где мы впервые встречаем его, у него усталый, скучающий взгляд, часто «гримаса портит его красивое лицо». Но когда к «ему подошёл Пьер, Болконский «улыбнулся неожиданно. доброй и приятной улыбкой».

При беседе с Пьером «его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым ярким блеском». И так везде и всегда: сухой, гордый и холодный со всеми, кто неприятен ему (а ему неприятны карьеристы, бездушные эгоисты, бюрократы, умственные и нравственные ничтожества), князь Андрей добр, прост, искренен, откровенен с лицами простыми, чуждыми всякой фальши и лжи. Он уважает и ценит тех, в ком видит серьёзное внутреннее содержание.

Князь Андрей — богато одарённая натура. У него незаурядный ум, отличающийся склонностью к серьёзной, глубокой работе мысли и самоанализу; при этом он вовсе чужд мечтательности и связанного с нею «туманного философствования». Однако это не сухой, рассудочный человек. У него богатая душевная жизнь, глубокие чувства. Князь Андрей — человек сильной воли, активная, творческая натура, он стремится к широкой общественной и государственной деятельности. Эта потребность поддерживается в нём присущим ему честолюбием, стремлением к славе и власти. Следует сказать, однако, что князь Андрей не способен к сделкам с совестью. Он честен, и стремление к славе сочетается у него с жаждой бескорыстного подвига.

Сложная и глубокая натура, князь Андрей живёт в период общественного возбуждения, которое охватило образованные круги дворянства в годы Отечественной войны, в той атмосфере, в которой формировались будущие декабристы. В такой обстановке глубокий, трезвый ум князя Андрея, обогащённый разнообразными знаниями, критически относясь к окружающей действительности, ищет смысла жизни в деятельности, которая принесла бы ему моральное удовлетворение.

Война разбудила в нём честолюбие. Головокружительная карьера Наполеона заставляет и его мечтать о своём «Тулоне», но он думает завоевать его не уклонением в штабе от опасностей, а в бою, своей храбростью. Так князь Андрей поступает вод Аустерлицем. Но после тяжёлого ранения под Аустерлицем у него наступает резкая психическая реакция: он убеждается в мелочности своих честолюбивых целей.

Под влиянием всего испытанного им на войне князь Андрей впадает в мрачное, угнетённое настроение, переживает тяжёлый душевный кризис. В беседе с Пьером, навестившим его в Богучарове в это время, он, раздражительный, нервный, развивает перед своим собеседником теорию жизни, совершенно ему несвойственную. «Жить для себя, избегать теперь этих двух зол (угрызения совести и болезни) — вот вся моя мудрость теперь». Но этой «мудрости» Пьер не верит — и справедливо: все качества князя Андрея и его жизненная практика (меры улучшения быта крестьян, частичное освобождение их) этому противоречат.

Встреча с Наташей в Отрадном возродила к жизни князя Андрея. У него появилась потребность в широкой государственной деятельности. Он едет в Петербург и сходится здесь с виднейшим деятелем эпохи — Сперанским. Но скоро натура Сперанского, человека холодного ума, отталкивает его. Он почувствовал фальшь в Сперанском — и рассеялись его иллюзии о возможности плодотворной деятельности в среде бюрократов и придворных партии. Он снова переживает разочарование.

У князя Андрея большая воля к жизни, и к жизни именно с людьми: «Надо, чтобы не для одного меня шла жизнь, чтобы на всех она отражалась и чтобы все жили со мной вместе».

Опасность, нависшая над страной, преобразила князя Андрея. Патриотизм князя Андрея чётко сформулирован в словах его, сказанных накануне Бородина: «Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, оскорбили и оскорбляют меня всякую .минуту. И так же думают Тимохин и вся армия. Надо их казнить».

Путь князя Андрея — путь постепенного сближения с народом. Главное своё назначение он видит в служении народу. Князь Андрей заботится о своих крестьянах: перечисляет несколько сот своих крепостных в «вольных хлебопашцев» (т. е. отпускает их на свободу, наделив землёй), для других заменяет барщину оброком и т, п.

Когда началась Отечественная война, князь Андрей добровольно идёт в армию. Он отказывается служить в штабе при «особе государя». По его убеждению, только служба в действующей армии даст ему уверенность, что он будет полезен на войне. Получив в командование полк, князь Андрей ещё больше сближается с народом. «В полку его называли наш князь, им гордились и его любили». Таким образом, в душевном обновлении князя Андрея главную роль сыграли простые русские солдаты.

Тяжёлая рана, полученная на Бородинском поле, обрывает деятельность князя Андрея. Но пытливая мысль его продолжает работать и во время болезни. Лёжа на перевязочном пункте, он подводит итог своему жизненному пути.

Князю Андрею страстно хочется жить, и в то же время он думает: «Но разве не всё равно теперь?.. А что́ будет там (т. е. после смерти.— Ред.) и что́ такое было здесь? Отчего мне было жалко расставаться с жизнью? Что-то было в этой жизни, чего я не понимал и не понимаю».

И в эти минуты его осеняет огненная мысль об огромной, всеобщей, всепрощающей любви к людям, которую он принёс бы, если бы остался жив.

Но князю Андрее» не суждено было оправиться от раны. В Ярославле, куда его перевезли Ростовы, он понял, что умирает. В полубреду, в часы страдальческого уединения он мучительно раздумывает о том, что такое вечная любовь, и приходит к. сознанию, что она требует отречения от жизни: «Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнью». Это был явный признак душевного перелома.

Однако, когда рядом с ним снова оказалась Наташа, князь Андрей опять возвращается к мысли о жизни и о земной любви. «Всё, что есть, всё существует только потому, что я люблю»,— рассуждает он. Так борются в его душе два противоречивых утверждения: любовь есть жизнь и любовь есть смерть.

Побеждает второе. «Душа его была не в нормальном состоянии»,— поясняет автор. Князь Андрей приходит в конечном итоге к идеалистическому пониманию любви и смерти: «Любовь есть бог, и умереть — значит, мне, частице любви, вернуться к общему и вечному источнику». Он сам понимал, что в этих мыслях чего-то недоставало, что в них «что-то было одностороннее, личное, умственное — не было очевидности».

Незадолго до смерти ему снится тяжёлый сон. Во сне он снова борется за жизнь, испытывая мучительный страх смерти. Но смерть и во сне побеждает, и князь Андрей просыпается с мыслью, что смерть — это освобождение. С этой мыслью он и умирает.

Предсмертные мысли его — мысли человека, надломленного болезнью и страданиями, несвойственные трезвому уму князя Андрея. Для духовного облика князя Андрея характерны не эти предсмертные размышления, окрашенные мистицизмом, а его пытливый, трезвый, материалистический ум, его стремление к общественной деятельности, его любовь к народу, борьбе за счастье которого он посвятил бы жизнь, если бы не умер от раны. Смерть оборвала его искания.

Духовный облик князя Андрея и вся его деятельность дают право предположить, что, если бы он остался жив, искания привели бы его в стан декабристов.

0браз Пьера Безухова

Пьер Безухов по своему характеру, по складу своей натуры отличается от князя Андрея Болконского.

Князь Андрей — по преимуществу натура волевая, интеллектуальная. У него трезвый, положительный ум, практический, волевой характер. Его путь — путь к народу через преодоление индивидуализма.

Пьер Безухов — преимущественно натура эмоциональная. Характерные черты его — ум, склонный к «мечтательному философствованию», свободомыслие, рассеянность, слабость воли, отсутствие инициативы. Это не значит, что князь Андрей не способен испытывать глубокое чувство, а Пьер — слабый мыслитель; тот и другой — натуры сложные. Термины «интеллектуальный» и «эмоциональный» означают в данном случае преобладающие черты духовных сил этих незаурядных личностей.

Пьер резко выделяется из среды лиц, находящихся в салоне Шерер, где мы впервые знакомимся с ним. Это «массивный, толстый молодой человек со стриженой головой, в очках, в светлых панталонах по тогдашней моде, с высоким жабо и в коричневом фраке». Взгляд у него «умный и вместе робкий, наблюдательный и естественный».

Главная его черта — искание «успокоения, согласия с самим собой». Весь жизненный путь Пьера — непрестанные искания смысла жизни, поиски жизни, которая гармонировала бы с потребностями его сердца и приносила бы ему моральное удовлетворение. В этом он похож на Андрея Болконского.

Путь Пьера, как и путь князя Андрея, это путь к народу. Ешё в период увлечения масонством он решает посвятить свои силы благоустройству крестьян. Он считает необходимым отпустить своих крепостных на свободу, думает об учреждении в своих сёлах больниц, приютов и школ. Правда, хитрый управляющий обманывает Пьера и создаёт только видимость проведённых реформ. Но Пьер искренне уверен, что крестьянам его теперь живётся хорошо.

Настоящее сближение его с простым народом начинается в плену, когда он знакомится с солдатами и Каратаевым. У Пьера зарождается стремление опроститься, слиться совершенно с народом.

Барская жизнь, светские салоны, роскошь томят и не удовлетворяют Пьера. Он болезненно чувствует свою оторванность от народа и бесполезность своего существования. Он упорно ищет выхода, решения вопроса о смысле жизни. «Он искал этого в филантропии, масонстве, в рассеянности светской жизни, вине, в геройском подвиге самопожертвования, в романтической любви к Наташе; он искал этого путём мысли, и все эти искания и попытки — все обманули его». Найти смысл жизни помогает ему простой солдат-крестьянин Платон Каратаев.

Когда Москва была занята французами, Пьер остался в Москве, он ушёл из своего дома. Попав в плен, он в общении с народом, с простыми людьми, с Каратаевым «обретает то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде». Здесь он «узнал не умом, а всем существом своим, жизнью, что человек сотворён для счастья, что счастье в нём самом, в удовлетворении естественных человеческих потребностей».

Теперь линия жизни и поведения Пьера коренным образом изменилась. Раньше он, углублённый в свой внутренний мир, мало интересовался окружающей его действительностью. Теперь он присматривается к людям, прислушивается к ним, начинает видеть людей и вещи, как они есть. У него появляется практический взгляд на вещи. Он критически начинает анализировать окружающую его жизнь; в нём зарождается и растёт склонность к активному протесту.

В эпилоге Толстой показывает нам Пьера одним из деятелей тайного общества. Излагая перед Николаем Ростовым свои мысли и свою «программу», Пьер резко критикует власть: «В судах воровство, в армии палка; шагистика, поселения мучат народ; просвещение душат. Что молодо, честно, то губят». Цель жизни теперь для Пьера ясна: сводить «независимых» и «деятельных» людей в общество борцов против общественного и политического зла.

Так Пьер, преодолев каратаевский фатализм и непротивленчество, впоследствии приходит к идеям декабризма.

Наташа Ростова и Марья Болконская

В 50-х годах в романах Тургенева «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне» мы встречаем девушек с большими запросами к жизни, со стремлением выйти за пределы интересов только семейного быта. В 60-е годы Чернышевский в образе Веры Павловны («Что делать?») даёт особый тип новой женщины, ставит проблему женского равноправия, эмансипации женщины.

Толстой, полемически заостряя свой роман против революционно-демократической идеологии шестидесятников-разночинцев, противопоставляет образу новой женщины Чернышевского образ Наташи, воплощающей толстовский идеал женщины.

Образ Наташи дан в динамике её духовного роста.

Вначале перед нами тринадцатилетняя девочка, «черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая». Она была «в том милом возрасте, когда девочка уже не ребёнок, а ребёнок ещё не девушка».

Общая любимица семьи, Наташа и сама полна любви ко всем, ласки и радости. Она вполне уверена, что жизнь — это сплошной праздник, а окружающий мир — чудесная гармония.

Вот она с разбегу влетает в гостиную с куклой Мими в руках, задыхаясь от смеха, и в комнату словно врывается солнечный луч.

Вот она в «цветочной» комнате прячется между кадок цветов я, случайно подсмотрев и подслушав объяснение в любви Николая и Сони, по-детски подражает им, просит Бориса поцеловать её и спрашивает его: «Навсегда? до самой смерти?»

А вот она в день именин, на званом обеде, в присутствии большого количества чинных гостей, звонко и капризно кричит через весь стол:

— Мама! какое пирожное будет?..

Разговор гостей сразу смолкает...

Наташа отстала только тогда, когда ей сообщили, что будет ананасное мороженое.

— Вот и спросила,— прошептала Наташа.

«Порох», «зелье девка», «казак» — любовно характеризуют этого живого подростка окружающие.

На наших глазах Наташа растёт, постепенно раскрывая другие черты своего характера. Подрастая, она превращается в обаятельную девушку, пленяющую всех своей жизнерадостностью и непосредственностью. Секрет этого обаяния кроется в богатстве её натуры, в её «переполненности жизнью».

Мы видим Наташу в Отрадном до того взволнованную прелестью родной природы и красотой весенней ночи, что, высунувшись из окна, она готова куда-то улететь.

Вы встречаем Наташу на первом в её жизни аристократическом балу, замирающей от страха, что её никто не пригласит на вальс. Неожиданного просьбе Пьера, приглашённая на тур князем Андреем, Наташа, сияет от счастья. Как хорошо характеризуют её впечатлительность переливы её различных чувств на этом балу, переходы от робости к надежде и ожиданию, от страха к восторгу и упоению своей молодостью и успехом! Первый же выезд в «большой свет» принёс Наташе торжество.

Наташа — дворянка, аристократка. Однако, вращаясь в дворянской среде, она всем существом своим близка к народу и его поэзии. Народная музыка, песни и пляски захватывают её. В Михайловке она замирает, слушая, как дядюшка исполняет на гитаре русскую песню «По улице мостовой». Страстное желание сплясать подхватывает Наташу.

«—Ну, ну, голубчик, дядюшка,— таким умоляющим голосом застонала Наташа, как будто жизнь её зависела от этого...

— Ну, племянница! — крикнул дядюшка, взмахнув к Наташе рукой, оторвавшей аккорд.

Наташа сбросила с себя платок, который был накинут на ней, забежала вперёд дядюшки и, подпёрши руки в боки, сделала движение плечами и стала.

Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала — эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, этот дух, откуда взяла она эти приёмы?.. Но дух и приёмы эти были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых и ждал от неё дядюшка...»

В этой русской пляске сказалась и любовь Наташи ко всему народному, и её русская талантливость, артистичность её натуры.

Наташа живёт больше сердцем и чувствами, чем головой. Пьер говорит о ней, что она «не удостаивает быть умной». Доверчивость, непривычка критически относиться к людям, восхищение красотой привели её к увлечению Анатолем Курагиным. Это была ошибка, стоившая ей дорого.

Однако в обстановке семейно-бытовой Наташа проявляет и ум, и деловитость, и практичность. Во время сборов Ростовых к отъезду из Москвы она обнаруживает удивительную хозяйственность, сумев хорошо уложить в ящики все дорогие вещи.

Во время этих сборов раскрываются и другие стороны натуры Наташи: её бесконечная доброта и патриотизм. По настоянию Наташи все подводы Ростовых были освобождены от вещей и отданы для раненых. Все богатства Ростовых были брошены в Москве. И что значили эти богатства, на взгляд Наташи, когда дело шло о спасении русских солдат и офицеров!

В обозе Ростовых ехал в своей коляске и умирающий Андрей Болконский. Встреча с ним, глубокое горе, которое пережила Наташа из-за сознания страшной вины перед любимым человеком, бессонные ночи, проведённые ею у изголовья больного, показали, сколько мужества и твёрдости в несчастье и страдании таилось в душе этой хрупкой девушки.

Время исцеляет страдания Наташи. Это тем более естественно, что жизненные идеалы её несложны: они лежат не в социальной, а в семейной сфере.

В эпилоге мы видим Наташу замужем. И вот здесь-то, говорит Толстой, она нашла себя, своё место в жизни. Она сильно изменилась по сравнению с девической порой своей жизни. «Черты лица её определились и имели выражение спокойной мягкости и ясности», но в ней не было уже огня того оживления, которое составляло её прелесть. «Толки и рассуждения,— полемически заявляет Толстой,— о правах женщины, об отношениях супругов, о свободе и правах их, хотя и не назывались ещё, как теперь, вопросами, были тогда точно такие же, как и теперь, но эти вопросы не только не интересовали Наташу, но она решительно не понимала их». Все её интересы сосредоточены на своём доме, муже, детях. Вне этого круга для неё нет жизни. Таков идеал женщины, по мнению Л. Толстого.

Княжна Марья Болконская во многом не похожа на Наташу Ростову. В то время как Наташа живёт преимущественно сердцем, княжна Марья, привыкшая к одиночеству, любит размышлять. Насколько Наташа жизнерадостна и экспансивна, настолько княжна Марья робка и сдержанна. Наташа ищет личного счастья, а княжна Марья видит своё назначение в отречении и жертве.

Наконец, насколько Наташа внешне ярка и обаятельна, настолько княжна Марья не отличается.красотой; только когда её лучистые глаза загораются под влиянием какого-либо сильного чувства, она становится прекрасной.

Но есть у Наташи и княжны Марьи и общие черты. Обе они: патриотки. Наташа, не задумываясь, пожертвовала богатствами, московского дома Ростовых ради спасения раненых. И княжна Марья бросает имение на произвол судьбы при приближении, французов.

Когда родине грозит опасность, в ней просыпаются фамильные черты — гордость, мужество, твёрдость. Так было в Богучарове, когда компаньонка-француженка предложила ей остаться в имении и довериться милости французского генерала, милости врагов России, своей родины. И «хотя для княжны Марьи было всё равно, где бы ни оставаться й что бы с ней ни было, но она чувствовала себя вместе с тем представительницей своего покойного отца и князя Андрея. Она невольно думала их мыслями и чувствовала их чувствами».

И ещё одна черта роднит Наташу и княжну Марью. Княжна Марья выходит замуж за Николая Ростова, и Толстой, рисуя их. семейную жизнь, говорит о счастье, которое она, как и Наташа, нашла в семье.

Так решает Толстой вопрос о назначении женщины, ограничивая её интересы рамками семейной жизни.

Изображение войны

Вторая тема романа — война.

Изображая военные события, Толстой не только даёт широкие полотна, рисующие такие батальные картины, как Шенграбенское, Аустерлицкое и Бородинское сражения, но широко показывает и психологию отдельной человеческой личности, вовлечённой в поток военных действий. Главнокомандующие армиями, генералы, штабное начальство, строевые офицеры и солдатская масса, партизаны — все эти разнообразные участники войны, носители самой различной психологии, показаны Толстым с поразительным мастерством, в самых разнообразных условиях их боевой и «мирной» жизни. При этом писатель, сам бывший участник войны на Кавказе и обороны Севастополя, стремится показать настоящую войну, без всяких прикрас, «в крови, в страданиях, в смерти», с глубокой и трезвой правдой рисуя и прекрасные качества народного духа, чуждого показной храбрости, мелочности, тщеславия, карьеризма, и, с другой стороны, наличие всех этих черту большинства офицеров-дворян, особенно аристократов.

В «Войне и мире» дано изображение двух войн: за границей в 1805—1807 гг. и в России — в 1812 г.

Изображая войну 1805—1807 гг., Толстой рисует различные картины военных действий и разнообразные типы её участников. Читатель видит героический переход отряда Багратиона к деревне Шенграбен, Шенграбенское и Аустерлицкое сражения, талантливого полководца Кутузова и бездарного австрийского генерала Мака, мужество и героизм русских солдат и скверную работу интендантства, честных и мужественных командиров и карьеристов, использующих войну в личных целях. Типичен для штабных офицеров Жерков, который после своего изгнания из главного штаба «не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и сумел пристроиться ординарцем к князю Багратиону».

Но наряду с людьми типа Жеркова Толстой показывает и настоящих героев, прекрасных в своей простоте, скромности, находчивости в минуту опасности, стойких и твёрдых в исполнении своего воинского долга. Рисуя Шенграбенское сражение. Толстой с особой симпатией показывает ротного командира Тимохина, рота которого «одна удержалась в порядке» и, вдохновлённая примером своего командира, неожиданно атаковав французов, отбросила их, дав возможность восстановить порядок в соседних батальонах.

А вот другой незаметный герой — капитан Тушин. Это «небольшой, сутуловатый человек». В его фигуре «было что-то особенное, совершенно не военное, несколько комическое, но чрезвычайно привлекательное». У него «большие, умные и добрые глаза». Тушин — это простой и скромный человек, живущий одной жизнью с солдатами. Во время сражения он не знает ни малейшего страха, весело и оживлённо командует, в решительные моменты советуясь с фельдфебелем Захарченко, к которому он относится с большим уважением. С горсткой солдат, таких .же героев, как и их командир, Тушин с удивительным мужеством и героизмом выполняет своё дело, несмотря на то что прикрытие, стоявшее подле его батареи, ушло по чьему-то приказанию в середине дела. И его «батарея... не была взята французами только потому, что неприятель не мог предполагать дерзости стрельбы четырёх никем не защищённых пушек». Только получив приказ отступать, Тушин оставил позицию, увозя два уцелевших орудия.

Рисуя сражение, Толстой показывает и моменты героических атак, и моменты неразберихи, как, например, под Аустерлицем, когда «по рядам пронеслось неприятное сознание совершающегося беспорядка и бестолковщины, и войска стояли, скучая и падая духом». Сцены ранений, увечий, смерти дополняют общую картину сражений, показывая настоящее лицо войны.

Но эта война 1805—1807 гг. велась за пределами России, смысл и цели её были непонятны и чужды народу. Иное дело — война 1812 г. Её Толстой и рисует иначе. Эту войну он изображает как войну народную, справедливую, которая велась против врагов, посягавших на независимость страны.

Полумиллионная армия, завоевавшая себе в Европе славу непобедимой, армия, предводительствуемая крупным полководцем Наполеоном, обрушилась всей своей грозной силой на Россию. Но она натолкнулась на мощное противодействие. Против врага сплочённо встали армия и народ, защищавшие свою страну, свою независимость.

Народ и Отечественная война

Чувство патриотизма, охватившее русских при вступлении врага в пределы России, объединило, показывает Толстой, лучшие слои общества в единое целое. Страна знала, за что она сражается, и сознание правоты своей борьбы придало русским громадную силу. С особой полнотой это раскрылось в Бородинском сражении. Это сражение, говорит писатель, было нравственной победой русских. На Бородинском поле французское войско получило смертельную рану. Последующие события добили врага.

Но Толстой показал, что не только армия, войско, но и весь народ встал на защиту «священной земли русской». Перед вступлением французов в Москву «всё население, как один человек, бросая своё имущество, потекло вон из Москвы, показывая этим отрицательным действием всю силу своего народного чувства». И такое явление наблюдалось не только в Москве. «Начиная от Смоленска, во всех городах и деревнях русской земли... происходило то же самое, что происходило в Москве...»

Народ проявлял, однако, свой патриотизм не только таким отрицательным путём. Он восстал против дерзких завоевателей и прямо, активно. Сильной, могучей волной поднималось партизанское движение. «Дубина народной войны поднялась со всею своей грозною величественной силой». Патриотический подъём в народе хорошо выражен в словах одного ополченца: «Всем народом навалиться хотят, одно слово — Москва. Один конец сделать хотят».

Толстой показывает партизанские отряды Денисова и Долохова, рассказывает о каком-то дьячке, вставшем во главе отряда, о старостихе Василисе, побившей сотни французов. «Партизаны уничтожали великую армию по частям. Они подбирали те опадавшие листья, которые сами собой сыпались с иссохшего дерева — французского войска, и тогда трясли это дерево». Враг был разгромлен и изгнан.

Так закончилась война — агрессивная, захватническая со стороны французов, и народная, защищавшая независимость своей родины,— со стороны русских. Основную роль в победе Толстой приписывает народу, тем Карпам и Власам, которые «не везли сена в Москву за хорошие деньги, которые им предлагали, а жгли его», тому Тихону Щербатому из села Покровского, который в партизанском отряде Денисова «был самым полезным и храбрым человеком». Войско и народ, сплочённые в своей любви к родной стране и в ненависти к врагам-захватчикам, одержали решительную победу над армией, внушавшей ужас всей Европе, и над её полководцем, признанным миром гениальным.

Образ Кутузова

Подлинным полководцем народной войны, воплотившим дух всего русского народа, Толстой выводит Кутузова. Писатель показывает нам его и как простого, хорошего человека, презирающего всё показное, и как мудрого исторического деятеля, и как полководца.

Как основную черту Кутузова Толстой подчёркивает его связь с народом, «то народное чувство, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его». «Только признание в нём этого чувства заставило народ... выбрать его, против воли царя, в предводителя народной войны. И только это чувство поставило его на... высшую человеческую высоту». Своим, родным чувствуют Кутузова солдаты и лучшие люди из дворян.

Андрей Болконский так объясняет Пьеру замену Барклая де Толли Кутузовым: «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр; но как только она в опасности, нужен свой, родной человек».

В своей философии истории Толстой стоял на неправильных позициях: исходя из стихийности исторического процесса, он отрицал роль личности в истории.

В романе Толстой высмеивает культ «великих личностей», созданный буржуазными историками, Он правильно считает, что ход истории решает народная масса. Но оценка роли народной массы принимает у него религиозную окраску. Он приходит к признанию фатализма, утверждая, что все исторические события предопределены свыше.

Выразителем своих взглядов в романе Толстой делает полководца Кутузова.

Основу его взгляда составляет сознание, что творцом истории, исторических событий является народ, а не отдельные личности (герои) и что всякие рационалистически построенные теории, как бы хороши они ни казались,— ничто перед той силой, которой является настроение, дух массы.

«Долголетним военным опытом,— пишет о Кутузове Толстой,— он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся со смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сражения не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этою силою и руководил ею, насколько это было в его власти».

Толстой приписал Кутузову и свой ошибочный, фаталистический взгляд на историю, согласно которому исход исторических событий заранее предрешён. Андрей Болконский говорит о Кутузове:

«Он ничего не придумает, ничего не предпримет, но он всё выслушает, всё запомнит, всё поставит на своё место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит. Он понимает, что есть что-то сильнее и значительнее его воли,— это неизбежный ход событий,— и он умеет видеть их, умеет понимать их значение и ввиду этого значения умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной воли, направленной на другое...»

Отрицая роль личности в истории, Толстой стремился сделать Кутузова только мудрым наблюдателем исторических событий, лишь пассивным созерцателем их. Это, конечно, было ошибкой Толстого. Она неизбежно должна была привести к противоречивой оценке Кутузова. Так оно и получилось. В романе выступает полководец, чрезвычайно точно оценивающий ход военных событий и безошибочно направляющий их. При помощи хорошо обдуманного плана контрнаступлений Кутузов губит Наполеона и его армию.

Следовательно, в ряде существенных черт Кутузов в романе показан исторически верно: он обладает большим стратегическим мастерством, долгие ночи продумывает план кампании, выступает активным деятелем, за внешним спокойствием скрывающим громадное волевое напряжение. Так художник-реалист преодолевал философию фатализма.

Носитель народного духа и народной воли, Кутузов глубоко и верно понимал ход вещей, в самом разгаре событий давал им правильную оценку, подтверждающуюся впоследствии. Так, он правильно оценил значение Бородинского сражения, сказав, что это — победа. Как полководец, Кутузов стоит выше Наполеона.

Для ведения народной войны, какой была война 1812 г., и нужен был, говорит Толстой, такой полководец. С изгнанием французов миссия Кутузова была выполнена. Перенесение войны в Европу требовало другого главнокомандующего.

«Представителю русского народа после того, как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую ступень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать было больше нечего. Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер».

Изображая' Кутузова как народного полководца, как воплощение народных мыслей, воли и чувства, Толстой нигде не впадает в схематизм. Кутузов — живое лицо. Такое впечатление создаётся у нас прежде всего потому, что Толстой наглядно, ярко рисует нам портрет Кутузова — его фигуру, походку и жесты, мимику, его глаз, то светящийся приятной ласковой улыбкой, то принимающий насмешливое выражение.

Толстой даёт нам его то в восприятии различных по характеру и социальному положению лиц, то рисует от себя, углубляясь в психологический анализ своего героя. Глубоко человечным и живым делают Кутузова сцены и эпизоды, изображающие полководца в беседах и разговорах с близкими и приятными для него лицами, вроде Болконского, Денисова, Багратиона, его поведение на военных советах, в битвах под Аустерлицем и Бородином.

Речь Кутузова разнообразна по своему лексическому составу и синтаксическому строю. Он прекрасно владеет великосветской речью, когда говорит или пишет царю, генералам и другим представителям аристократического общества. «Я говорю только одно, генерал,— говорит Кутузов с приятным изяществом выражений и интонаций, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово.— Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена». Но он великолепно владеет и простым народным языком. «А вот что. братцы. Я знаю, трудно нам, да что же делать! Потерпите: не долго осталось... Выпроводим гостей, отдохнём тогда»,— говорил он солдатам, встретив их по дороге от Красного к Доброму. А в письме к старику Болконскому он обнаруживает архаические черты канцелярского стиля этой эпохи: «Себя и вас надеждой льщу, что сын ваш жив, ибо в противном случае в числе найденных на поле сражения офицеров, о коих список мне подан через парламентёров, и он бы поименован был».

Речь Кутузова (как и других героев в эпопее) богата самыми разнообразными интонациями — от официально-торжественной до фамильярно-бытовой.

Кутузов выступает в романе как живое лицо.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Категория: Русская литература | Добавил: shels-1 (03.03.2023)
Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]