Библиотека


Фатьянов А. М. Сухопутный мост


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39

19.

Цейтцлер, докладывая Гитлеру обстановку на Восточном фронте, вновь внес предложение отвести войска Паулюса из Сталинграда: "Повернув их фронтом на запад, можно спасти 6-ю армию от катастрофы". Гитлер выразил категорическое несогласие с начальником генштаба.

- Мы нашли другой выход из создавшегося положения, - заявил от Цейтцлеру. – Но обо всем поговорим завтра.

Начальник генштаба, понимая, что для спасения армии Паулюса дорог каждый час, на следующий день с утра прилетел в "Вольфшанце", где с трудом добился приема Гитлером. Как и вчера, генерал-полковник настаивал на своем предложении.

- Не расстраивайтесь, - с пафосом произнес фюрер. – В несчастье мы должны показать твердость характера! Нужно помнить Фридриха Великого.

Не дослушав доклад Цейтцлера, он сказал:

- В помощь фон Вейхсу с Кавказа будет передана одна танковая дивизия. С учетом корпуса "Х" – это три дивизии! Неужели мои генералы разучились использовать их по-настоящему?!

- Мой фюрер, обещаннная вами дивизия может прибыть в пункт назначения не раньше, чем через две недели, а время не терпит. И принесет ли она пользу?..

- В таком случае мы перебросим с Кавказа две дивизии.

- Самое верное, это принять мое предложение…

- Я не оставлю Волгу! – ударив кулаком по столу, крикнул Гитлер. – Я не уйду с Волги!

Цейтцлер торопливо сложил в папку документы, рывком застегнул "молнию", встал.

- Я не задерживаю вас, генерал-полковник, - раздраженно ответил Гитлер и, не подавая руки, отвернулся.

Цейтцлер в сопровождении адъютанта медленно шел по асфальтовой дорожке к автостоянке. Ветер уныло гудел в оголившихся деревьях, накрапывал мелкий дождь, и от этого на душе генерал-полковника становилось более тоскливо. Это чувство не прошло, когда адъютант закрыл дверцу "Майбаха". Миновав офицерский караул, машина остановилась у главного шлагбаума. Через несколько минут, после тщательной проверки документов, "Майбах" взял направление на Растенбургский аэродром.

Находясь в полете, Цейтцлер раскрыл папку. На первом листе была справка о составе корпуса "Х". В него входили две танковые дивизии: 22-я немецкая и 1-я румынская. На вооружении было около 100 танков, причем в румынской – только трофейные старых образцов. "Остановит ли этот корпус лавину русских танков в условиях зимы и бездорожья? – подумал Цейтцлер. – Тем более, что румынская дивизия еще ни разу не вступала в бой не только под Сталинградом, но и в этой войне…"

Сомневался он не зря. Введенный в бой корпус "Х" вначале добился некоторых успехов, однако это не изменило обстановки под Сталинградом, на которую рассчитывало гитлеровское командование, и вскоре был полностью разгромлен. Узнав об этом, Гитлер пришел в ярость. Вызвав Кейтеля, он закричал: "Сейчас же пошлите за командиром корпуса, сорвите с него погоны и бросьте его в тюрьму! Это он во всем виноват!"

Цейтцлер пытался доказать Гитлеру, что обвинения, выдвинутые против генерал-лейтенанта Гейма не оправданы и должны быть отвергнуты. Гитлер на удивление спокойно выслушал начальника генштаба, однако от своего решения не отказался.


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39