Библиотека


Фатьянов А. М. Сухопутный мост


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39

2.

Легковой вездеход "Кюбель" затормозил на пологом берегу Дона в стороне от главной немецкой переправы. Мотоциклы с охраной круто развернулись по обе стороны вездехода. Сюда же, к выносному КП командующего 6-й армией, подъехали еще несколько штабных автомобилей.

Фридрих Паулюс, худощавый стройный генерал-лейтенант, легко сошел на землю. Стряхнув платком пыль с рукавов кителя, поднял на околыш фуражки защитные очки, внимательно осмотрел противоположный берег Дона. За сверкающей серебром стремниной белели песчаные отмели, на берегу густо зеленели кусты верб и краснотала.

День был жарким, и даже здесь, у воды, не ощущалась желанная прохлада. От машин тянуло удушливым запахом бензина и пыли. Издалека тянуло горьковатым запахом горевших хлебов.

Паулюс, морщась, вынул портсигар, закурил.

В тени, у борта штабного автобуса, солдаты обслуги установили походный стол, стулья. Адъютант командующего, щеголеватый полковник Адам, быстро разложил оперативную карту. Паулюс сел к столу. Окидывая на глаз междуречье Дона и Волги, впервые назвал его "сухопутным мостом". Теперь, когда войска 6-й армии успешно расширяют плацдармы на левом берегу Дона, этот "мост" облегчал выполнение главной цели – захват Сталинграда…

И все же волнение, как никогда, охватывало Паулюса. Чиркнув зажигалкой, он раскурил новую сигарету и пристально вгляделся в карту.

Дон и Волга… Эти реки, как главные артерии, веками питали Россию. Недаром много про них было сложено песен. Здесь же зарождалась народная вольница. Все это Паулюсу было известно давно…

"Перерезать эти две артерии, и с Россией будет покончено", - размышлял он. Эту идею недавно внушал Паулюсу Гитлер. Соглашаясь тогда со словами фюрера, сегодня Фридрих думал иначе: "Конечно, Россия после этого ослабнет, но едва ли погибнет"…

Полковник Адам перебил его мысли.

- Пятьдесят первый армейский корпус успешно форсировал Дон и приступил к расширению плацдарма на левом берегу, - доложил он.

Паулюс удовлетворенно кивнул.

- Как ведут себя русские? – спросил он после непродолжительной паузы.

- По-прежнему оказывают жесточайшее сопротивление, - ответил Адам. – Потоплено много наплавных средств…

Начальник штаба Артур Шмидт резко повернулся к полковнику, лицо его мгновенно налилось кровью.

- Почему мне не доложено об этом? – резко выкрикнул он. – Первым о трудностях и успехах наступления армии должен узнавать я!

Паулюс искоса взглянул на Шмидта. С трудом терпел он нового начальника штаба. Сын купца, выбившийся в генералы, был заносчив, холоден, тверд в своих решениях до упрямства. С первых дней пребывания в армии пытался помыкать командующим. Паулюс в раздражении не раз приходил к мысли просить Берлин о замене начштаба, однако остывал. Надеясь на скорый исход войны, помнил пословицу: "Коней на переправе не меняют"… И не только это сдерживало командующего: Шмидт – отличный штабист, с этим также приходилось считаться.

- Говорите дальше, - кивнул адъютанту Паулюс.

- Только что получено сообщение от генерала Виттерсгейма: четырнадцатый танковый корпус благополучно форсировал Дон в районе Вертячего и Песковатки…

- Все мне говорят об успехах, - недовольно проговорил Паулюс. – А почему стоят на берегу эти машины? – Он указал на тягачи "Фамо" и "Круппы".

- Не хватает горючего, - ответил Адам. – Мы сидим на скудной норме – все резервы идут для танковой армии генерала Гота…

- Что – горючее?! – перебил его Шмидт. – Мы еще не достигли Сталинграда, а уже понесли ощутимые потери. Не хватает даже похоронных команд. Впору, как русские, складывать убитых в общие могилы.

Паулюс, казалось, пропустил мимо ушей слова начальника штаба. Вглядываясь с прищуром на середину реки, сказал негромко:

- Передайте эти заботы армейскому квартирмейстеру фон Кутновски. Вы должны говорить о своем. Кто противостоит нам на сталинградском направлении? Произведена ли замена командующего?

- Фронтом по-прежнему командует генерал Гордов. В военных кругах Красной Армии малоизвестен, - ответил Шмидт. – По натуре – крутой, однако это мало отражается на его действиях. Он не выполняет даже строгий приказ Сталина…

"Мы тоже не выполняем приказ фюрера, - подумал Паулюс, не слушая дальше начальника штаба. – В эти дни должны бы выйти к Волге, а все еще топчемся у Дона".

Шмидт демонстративно отвернулся от него.

Подойдя к столу, Паулюс, не садясь, склонился над картой. Вынув из кармана кителя четырехцветный карандаш, выдвинул красный стержень. Привлекая внимание Шмидта к карте, округлил станицу Голубинскую. Шмидт, добела сжав губы, встал рядом с командующим.

- При благополучном исходе нашего наступления, прошу разместить штаб здесь, - сказал Паулюс.

Произнося эти слова, он нисколько не сомневался в успехе операции по захвату Сталинграда, и вместе с тем где-то в глубине души этого опытного генерала, одного из творцов плана "Барбаросса", возникал вопрос: а хватил ли наличных сил овладеть такими огромными районами, как волжский бассейн и Кавказ? Паулюс представлял скрытые опасности, таившиеся в этом грандиозном по масштабам плане. Успех летней кампании целиком зависел от быстроты и решительности действий обеих наступающих на Сталинград группировок, иначе могут возникнуть непредсказуемые последствия.

Германия пополнила свой резерв за счет союзников – итальянцев, румын, венгров, однако их войска не отвечают боевым качествам немцев. Это было доказано на примере осады румынскими войсками Одессы в прошлом году, где они топтались свыше двух месяцев. Франция, Голландия вместе взятые держались меньше, чем этот русский город.

Гитлер, лицемеря, назвал маршала Антонеску "первым немецким бойцом". В телеграмме, посланной ему по случаю взятия Одессы, он писал: "Завоевание Одессы – это венец великой Румынии. Помощь, оказанная нам румынской армией, способствует также окончательно победе наших войск, объединенных железом и кровью".

Та победа обошлась Румынии в 150 тысяч человек…

Паулюсу было известно и другое.

5 июля 1941 года Муссолини, восторженный успехами германской армии на Восточном фронте, заявил на заседании совета министров в Риме:

"Я задал себе вопрос: успеют ли наши войска прибыть на поле боя до того, как судьба войны будет решена и Россия будет уничтожена? Обуреваемый сомнениями, я вызвал германского военного атташе генерала Ринтелена. Я получил от него заверения, что итальянские дивизии прибудут вовремя, чтобы принять активное участие в боевых действиях".

И вот время это для них подошло…

Отдав распоряжение начальнику штаба относительно подготовки приказа по расстановке сил и средств на исходном рубеже перед решающим наступлением на Сталинград, Паулюс принял ванну (специальную установку с санузлом ему доставили из Германии). Пристрастие к ежедневной ванне, чистому белью и свежим простыням не изменяло ему и теперь. Ужин он провел с зятем - зондерфюрер СС барон Кутченбах служил переводчиком русского языка в его штабе.

Они сидели за столиком под плакучей ивой. О войне – ни слова, вспоминали лишь о своих близких людях, до которых отсюда почти две тысячи километров.

Несмотря на успехи армии Паулюса, захватить Сталинград с ходу ей не удалось. Командующий группой армий "Б" генерал-полковник фон Вейхс, перегруппировав часть сил, решил нанести по Сталинграду два одновременных удара: войсками 6-й армии из района Трехостровской на восток и подошедшими корпусами 4-й танковой армии – со стороны Абганерово на север. Такой маневр обеспечил бы полное окружение прикрывавших Сталинград частей 62-й и 64-й советских армий.

Стык ударных группировок планировалось осуществить восточнее Калача.

Главное командование вермахта уже прикомандировало к штабу 6-й армии "коменданта Сталинграда", а также известного радиокомментатора Ганса Фриче; сюда прибыла и "эрфасунгскоманда" – для вывоза сырья и оборудования со сталинградских заводов…


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39