Библиотека


Фатьянов А. М. Сухопутный мост


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39

36.

Из стенограммы совещания в "Волчьем логове"

1 февраля 1943 г.

Начало: 12 час. 17 мин.

Фюрер: …Они сдались там по всем правилам. Можно было бы поступить иначе: сплотиться, образовать круговую оборону, оставив последний патрон для себя…

Цейтцлер: Я тоже не могу этого постигнуть. Я все еще думаю, что, может, это не так, что он (Паулюс. – Авт.), возможно, лежит там тяжелораненый.

Фюрер: Нет. Это не так… Они немедленно будут отправлены в Москву, предстанут перед ГПУ и их принудят отдать приказ, чтобы северная часть "котла" также сдалась в плен. Шмидт все подпишет. Кто не имеет мужества ступить на путь, на который в конце концов ступает каждый человек, тот не имеет также силы противостоять этому. Он попадает в душевный транс. Мы слишком много развиваем интеллект и слишком мало твердость характера…

Цейтцлер: Это абсолютно необъяснимо.

Фюрер: Не скажите! У меня было письмо… Белов получил письмо. Я могу его показать вам. В нем он пишет: относительно людей я пришел к следующему заключению – и дальше указывается: "Паулюс – под вопросом; Зейдлитц: пал духом; Шмидт: пал духом".

Цейтцлер: Это нечто такое, что совершенно непостижимо.

Фюрер: Но первое (подозрение у меня еще раньше возникло). Это было в то время, когда он (Паулюс. – Авт.) запрашивал, что ему теперь делать. Как он мог тогда вообще делать такой запрос? Следовательно, в будущем каждый раз, если какая-либо крепость будет осаждена и начальник гарнизона получит требования о капитуляции, он первым делом станет спрашивать: что ему теперь делать?... С какой легкостью он это сделал!

Цейтцлер: Тут нет никаких оправданий. Он обязан был раньше застрелиться, как только почувствовал, что нервы могут отказать.

Фюрер: Если отказывают нервы, все равно не остается ничего другого (как сказать): я ничего не мог больше сделать, - и застрелиться. В этом случае можно было бы сказать: человек вынужден застрелиться…

Цейтцлер: Я все еще думаю, они, может быть, так и поступили, и (только русские утверждают), что всех взяли в плен.

Фюрер: Нет!

Энгель: Странно, - смею сказать, - что они не указали (что Паулюс был взят в плен, будучи тяжелораненым). В таком случае они могли бы впоследствии объявить, что он умер от ран.

Фюрер: Имеются ли точные сведения о ранении?.. Трагическое уже случилось. Оно должно быть предостережением.

Энгель: Не все фамилии генералов могут совпадать.

Фюрер: В эту войну никто больше не получит звание фельдмаршала. Все это будет сделано только после окончания войны. Не видав вечера и хвалиться нечего.

Цейтцлер: Была настолько полная уверенность в окончании, что его (Паулюса. – Авт.) последняя радость…

Фюрер: Конечно, можно было предполагать, что конец будет героическим…


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39