Библиотека


Фатьянов А. М. Сухопутный мост


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39

8.

Все сроки взятия Сталинграда фашистскими войсками в августе были нарушены. Недооценили противника немецкие генералы…

11 сентября в пункт управления верховного командования сухопутных войск – "Вервольф" ("Волчье логово") – под Винницей были вызваны командующий группой "Б" генерал-полковник фон Вейхс и командующий 6-й армией генерал-лейтенант Паулюс.

Гитлера в этой поездке сопровождали его военные советники, а также начальник штаба оперативного руководства ОКВ Йодль и начальник генштаба сухопутных войск Гальдер.

Слушая короткий, аргументированный доклад фон Вейхса, Гитлер глядел на него в упор холодными немигающими глазами. Высокий, худощавый, в больших роговых очках, генерал был более похож на профессора военной академии.

Вейхс нервничал. Недавно после вызова сюда и доклада был снят с должности за неудачи на Северном Кавказе фельдмаршал Лист. Под Сталинградом положение войск не лучше…

Когда Вейхс стал перечислять трудности, связанные с осуществлением операции "Фишрейер", Гитлер демонстративно отвернулся. Вейхс отлично помнил его слова: "Сталинград должен быть взят 25 июля". И он обещал уложиться в этот срок. Тогда всё казалось реальным.

Вейхс невольно прервал доклад.

Гитлер саркастически улыбнулся. Поправив спадавшую на бровь острую косицу, воскликнул:

- Когда доблестная германская армия побеждает в бою, мои фельдмаршалы присваивают себе лавры, а когда мы терпим поражение, они указывают на меня. Их боевого духа хватает на две-три недели! А вам, фон Вейхс, и этого оказалось мало, - ледяным тоном произнес Гитлер и снова в упор взглянул на генерал-полковника. – Мне нужны не ваши оправдания, не старческое нытьё, - это вы потом изложите в своих мемуарах, - а тщательный анализ неудач моих войск на Волге. И выводы из этого!.. – Голос его сорвался и он нервно топнул ногой.

- Мой фюрер, предугадать вероятный ход событий в ближайшем будущем невозможно. Русские вводят в бой все новые и новые резервы. Поэтому в настоящий момент я не могу что-либо добавить к сказанному, - ответил фон Вейхс.

- Благодарю, генерал. Ваша позиция меня не утешает, а, наоборот, настораживает, - сказал Гитлер и, повернувшись к Паулюсу, сел. – Что доложит мне командующий шестой армией?

Паулюс сказал, что фронт его армии слаб, особенно на левом фланге. Что по данным разведки русские накапливают за Волгой людские и материальные резервы, поэтому есть смысл отказаться от штурма Сталинграда и изменить задачи германских войск в бассейне Волги.

- То есть, отойти от Сталинграда?! – воскликнул Гитлер, вскакивая. Казалось, за этим последует вспышка его ярости, однако все обошлось. Подойдя к Паулюсу, фюрер окинул его быстрым взглядом, сказал спокойно: - Генерал Паулюс, как вам должно быть известно, мне уже зимой этого года предлагали отвести германскую армию к границе. То есть потерять все, что было взято нами огнем и мечом. Оставить на поругание большевикам кладбища моих славных солдат!.. Мотив все тот же – опасность окружения. А я не верю этим доводам. Только немцы способны окружать крупные силы противника. Да-да!.. Вспомните московское сражение: удалось русским окружить тогда наши войска?! Нет, генерал Паулюс! А ведь угроза была более реальной, чем под Сталинградом!.. Вы нагоняете сами на себя страх…

Он молча прошел мимо Гальдера, который, по обычаю, скрупулезно вел записи в толстой тетради. Мнение начальника генштаба по этому вопросу было то же, что высказали Вехс и Паулюс, поэтому Гитлер не стал с ним разговаривать.

Гальдер, провожая фюрера косым взглядом, вспомнил слова Марка Твена: "Короля от бондаря отличает только одежда". Погасив невольный вздох, подумал: "А ведь прав был этот американец!"

Поравнявшись с Паулюсом, Гитлер продолжал:

- Что же касается сосредоточения русских резервов в районе Сталинграда, то это – миф. Мыльный пузырь! Их силы на грани истощения. Двадцать миллионов русских солдат истреблены или находятся в наших концлагерях… Эту потрясающую цифру еще весной назвал мне Геббельс…

"И он поверил этому колченогому вруну!" – подумал Гальдер, едва заметно улыбаясь.

- Я твердо убежден в том, что к ответным действиям широкого стратегического масштаба, которые могли бы быть для нас опасными, русские больше не способны. Да, да!.. Вся их жизненно-важная территория покорена нами и прочно удерживается. Надо только одно: уничтожить остатки русской армии. Задача предельно проста, а мои доблестные генералы не в силах ее решить! – Слово "доблестные" Гитлер произнес с ударением. – Мне помнятся слова Наполеона в занятой им Москве, когда он созвал своих маршалов: "Я найду первых попавшихся не пьяных солдат и сделаю их маршалами, а вас разжалую"…

Минуту-две Гитлер молчал, затем подошел к огромной карте Советского Союза, где синим цветом была заштрихована оккупированная германскими войсками территория. Прибалтика, Белоруссия, Украина, Северный Кавказ, большая часть исконно русских земель… Осталось совсем немного, и Россия будет задушена… С трудом оторвавшись от карты, он воскликнул:

- Сталинград взять любой ценой! Срок – десять дней! После этого повернуть главные силы на юг и тем самым завершить операцию "Фишрейер!"

Совещание продолжалось двое суток. Мнения генералов разделились, в результате чего было выработано единое решение: если не удастся овладеть Сталинградом полностью, стереть его с лица земли.

Гитлер, уступив присутствующим на совещании генералам, подписал новую директиву. Задача захвата Сталинграда вновь возлагалась на 6-ю армию, при этом план "Фишрейер" не отменялся, и Гитлер предложил готовить его начальнику генштаба. Гальдер пытался убедить его, что действующие на юго-востоке германские силы не в состоянии одновременно выполнить задачи по захвату Кавказа и бассейна Волги и что, по его мнению, необходимо сконцентрировать все силы для овладения Сталинградом, затем Астраханью, то есть решать задачи поэтапно. Гитлер пришел в бешенство и высказал обвинение против военного руководства.

Разлад с Гальдером усилился.

"Наблюдавшаяся и ранее недооценка возможностей противника, - записал Гальдер в своем дневнике, - принимает гротескные формы и грозит опасностью. Положение становится все более нетерпимым. О серьезной работе не может быть и речи".

С этого дня Гитлер фактически отстранил Гальдера от руководства генштабом и вскоре снял с должности. На его место был назначен генерал-полковник Цейтцлер.


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39