Библиотека


Фатьянов А. М. Сухопутный мост


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39

9.

12 сентября Сталин вызвал в Москву Жукова и Василевского.

О положении на Сталинградском фронте, а также о боях на грозненском направлении докладывал начальник Генштаба.

- На Северном Кавказе, - отметил Василевский, - положение весьма тревожное: немцы любой ценой рвутся к нефтеносным районам. Наши войска, - продолжал он, - сражаются героически. Это особенно видно на примере боев в районе Моздока, Малгобека и Эльхотово, где немецко-фашистские войска имеют незначительные успехи.

С тревогой говорил Василевский о боях под Сталинградом.

- А что там с Лопатиным? – пыхнув дымом, спросил Сталин.

- На его замене настаивал Хрущев. Как мне стало известно, генерал Чуйков, предложенный им вместо Лопатина, вчера выехал в расположение шестьдесят второй армии, - ответил Василевский. – Ходатайство Военного совета фронта будет мной доложено вам после обсуждения основного вопроса.

- Та-а-ак, - медленно сказал Сталин. – Выходит, что Хрущев вершит там все дела?

Василевский промолчал.

Выбив пепел из трубки, Сталин прочистил ёршиком чубук, протер его носовым платком и повернулся всем корпусом к Жукову.

- Что нужно Сталинградскому фронту для ликвидации немецкого выступа? – спросил он.

- Теми силами, которыми располагает Сталинградский фронт, прорвать коридор от Латошинки до Рынка, а стало быть, соединиться с войсками Юго-Восточного фронта не удастся, - прямо заявил Жуков. – Паулюс, чувствуя, что мы рано или поздно ударим по этому выступу, концентрирует здесь значительные силы . По данным разведки превосходство в людях и технике здесь многократное, поэтому дальнейшие атаки наших войск приведут к бесцельным потерям людей.

- Что же получается: мы так и будем топтаться на месте? – упрекнул Сталин.

- Это не только мое мнение.

Сталин недовольно поморщился.

- Вы повторяете то, что докладывали мне по ВЧ десятого сентября, - сказал он. – Стоило нам собираться ради этого?

- Товарищ Сталин, у меня есть конкретное предложение, - ответил Жуков, вставая и опираясь ладонями на край стола. – В результате изучения на месте обстановки, я пришел к выводу, что немцы со дня на день начнут штурм Сталинграда. Поэтому считаю целесообразным передать 62-ю армию в состав Юго-Восточного фронта. Причина всем ясна.

- Не возражаю, - сказал Верховный Главнокомандующий. – Товарищ Василевский, подготовьте предложения по этому вопросу к обсуждению на заседании Ставки.

- Есть, товарищ Сталин, - ответил начальник Генштаба.

- И еще, - продолжал Жуков, - чтобы выправить положение под Сталинградом, надо искать иное решение. К такому выводу я и товарищ Василевский пришли, будучи еще там.

Сталин поднял голову. Обычно непроницаемое лицо его оживилось.

- Какое "иное"? – спросил он.

- Доложим завтра, если не возражаете, - сказал Жуков.

- Хорошо, завтра так завтра, - согласился Сталин.

Так было положено начало разработки операции "Уран" – по окружению и разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом. Предварительный разговор о возможности ее осуществления, силах и средствах, а также ориентировочных сроках состоялся у Сталина на следующий день.

Совещание еще не закончилось, когда вошедший в кабинет Поскребышев доложил:

- Товарищ Сталин, звонит Еременко, просит переговорить.

Верховный Главнокомандующий снял трубку. Выслушав, ответил: "Действуйте, указание поступит". С минуту молчал, затем произнес глуховатым голосом:

- Еременко доложил, что противник сконцентрировал крупные силы на подступах к Сталинграду. Просит предать из нашего резерва в состав шестьдесят второй армии тринадцатую гвардейскую дивизию. Я дал на это предварительное согласие… - Сталин сделал паузу. – Что же касается иного решения, - он подчеркнуто произнес последние слова, - то это надо бы изучить на месте, посоветоваться с командующими фронтов. При этом конечной цели не называть. И вообще, об этом до поры до времени должны знать только мы – трое…

Он подошел к настенной карте, с минуту сосредоточенно глядел на нее, затем, повернувшись к присутствующим, сказал:

- Вам, товарищ Жуков, надо немедленно отбыть на Сталинградский фронт, а товарищу Василевскому, чуть позже, на Юго-Восточный. Когда разберетесь во всех вопросах, связанных с предстоящей операцией, тогда мы и возвратимся к ее детальному обсуждению.


1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39